Интервью с генеральным директором телеканала НТВ Алексеем Земским (ТКТ 07/675 2016)

– По первому образованию Вы актер. Почему выбрали эту профессию?

Это не спонтанное решение. Сразу замечу, что мои родители не из актерской среды. Мама окончила институт культуры по специальности «библиотекарь», отец учился в МЭИ, занимался полупроводниками, а я решил стать актером. В восьмом классе, проснулся как-то поутру и понял, что именно этой профессии хочу посвятить свою жизнь. Определившись с будущим, сразу начал готовиться к поступлению в театральный вуз. В 16 лет мне посчастливилось поступить на курс к народному артисту СССР Владимиру Алексеевичу Андрееву, в то время главному режиссеру Московского драматического театра им. Ермоловой, а затем и Малого театра. После первого курса меня призвали в армию.

– Не пытались избежать призыва, то есть «отмазаться»?

Некому было меня «отмазывать». Я попал служить во Владивосток, во внутренние войска. В те времена призывали на два года, и моя служба продлилась именно столько.

– К москвичам тогда в армии было сложное отношение. Как относились к Вам?

Сложно сказать, но дедовщины не было.

Студент-актер — находка для замполита. Участвовали в самодеятельности?

В части, где срочники, во время частых караулов ночуют с оружием, самодеятельность не допускалась. После шести месяцев службы я пошел в сержантскую школу. Поступление туда было осознанным шагом, поскольку в это время мной овладевало острое желание что-то поменять в своей армейской жизни. Было очень тяжело первые полгода службы — тренировки, нагрузки. График очень нервный, постоянное недосыпание, кроссы 2–3 раза в неделю, стрельба, караулы по несколько суток. Захотелось это изменить, и я оказался в сержантской школе. Сразу решил, что переживу её, а дальше вернусь, и будет легче.

– Сержантская школа оказалась сложнее службы в части?

Нет, единственное — приходилось намного больше бегать. Вышел оттуда сержантом, а за 3–4 месяца до увольнения мне присвоили звание старшего сержанта внутренних войск. Армия оставила серьезный след в моей жизни. Мы до сих пор дружим, встречаемся и созваниваемся со многими сослуживцами. Частые и длинные караулы давали возможность очень много читать. Невероятным образом ко мне попала довольно редкая в середине 80-х книга «Мастер и Маргарита»… Я, как начальник караула, заставил всех подчиненных прочесть Булгакова, Толстого и других известных авторов. О начале перестройки я узнал в увольнении. В центре Владивостока на площади у переговорного пункта находились театр и два кинотеатра. Заказав звонок в Москву, мы с товарищами стояли и ждали, пока нас позовут. И вдруг я обратил внимание на афиши, толкнул товарища: «Это правда или мне кажется?» Он поворачивается и тоже столбенеет — в одном кинотеатре идет «Сталкер», а в другом — «Солярис». Так мы поняли, что в стране что-то происходит, о чем мы не знаем. В то время Владивосток был совсем закрытым городом.

– После службы вернулись в институт?

Я отслужил два года, как и полагается. Вернулся и понял, что не мыслю своей жизни без театра. Окончил 4 курса именно тогда, когда появилось свободное распределение, и никого никуда не отправляли. В 1990 году мы вышли на улицу, полные сил, энергии и желания покорить этот мир. Выпускники объединились в студию, начали репетировать, восстанавливать дипломный спектакль. Я стал понемногу заниматься телевидением, снимать какие-то рекламные ролики, пытаться делать программы. Шел 1991 год. Первый мой контракт выдался с «Гостелерадио». Наша группа сняла программу развлекательного жанра, которая вышла в эфир в 1992 году. Деньги и спонсоров на нее нашли сами. Вскоре «Гостелерадио» перестало существовать, его дело продолжили «Останкино» и «РТР». Они отправляли друг другу наш проект. Ушло порядка 9 месяцев, чтобы «пробить» эфир для программы, и мы смогли отработать спонсорский контракт. На свой страх и риск сделали еще четыре программы, но в эфир вышла всего одна. Затем занялись рекламой, документальными фильмами… И в 1994 году я понял, что актером быть не хочу. Да и время было нелегкое, — преклоняюсь перед теми, кто не оставил профессию. Такое решение я принял и пошел учиться во ВГИК. Сначала был вольным слушателем у Евгения Ивановича Ташкова, затем поступил. Меня взяли сразу на 3-й курс, и когда пришло время снимать диплом, я понял, что не стану. Денег для этого выделялось недостаточно, а снимать плохую работу не хотел.

– В 1991 году Вы стали соучредителем телепроизводственной компании «Фигаро Студио»…

Я активно занимался именно производством. Работал со всеми каналами. В какой-то момент выяснилось, что неудобно постоянно арендовать технику и приобрел первую камеру, в результате, как обычно это бывает, купил не то, что нужно. В ней присутствовал камерный канал, постепенно начал разбираться, что это такое. Потом приобрел ещё одну камеру, затем ещё одну. Вдруг выяснилось, что они отличаются друг от друга: разные картинки, разные форматы. Спустя время в рассрочку купили так называемую раскладушку — ПТС. Стало понятно, что камера — это хорошая вещь, но не главная, и что также существуют пульты, обвязки и т.п. Со временем я начал глубже вникать: композит, компонент, цифра, сигнал и преобразование. Параллельно интересовался Avid — тогда стали появляться системы нелинейного монтажа. В конце 1990-х – начале 2000-х мы поставили первый комплекс Avid с единым сервером. Наконец-то у нас стало достаточно техники: две линейные монтажные, несколько камер, «раскладушка» ПТС и большой комплекс нелинейного монтажа — один из первых Avid со всеми обвязками и звуком. Вот тут пришлось задуматься, что такое сквозная технология, как должен идти рабочий процесс, какие могут возникнуть проблемы при нелинейном монтаже, что необходимо соблюдать.

– На каком контенте Вы специализировались?

Мы производили довольно-таки много разного продукта — от развлекательных ток-шоу до крупных документальных проектов. Единственное, что мы не трогали — это кино. Чтобы снимать его, мне нужно было перешагнуть через себя… В дальнейшем занялся крупными процессионными вещами, подразумевающими серьезную координацию и очень большой подготовительный период. Это направление нас увлекло, мы были замечены и приглашены в более серьёзные проекты.

– Известно выражение: «Журналист — это профессиональный дилетант». Но технологический сектор требует специальной подготовки…

– Начиная еще со времен нашей первой камеры, рядом со мной всегда были люди, которые помогали и рассказывали. Есть такой замечательный человек — Валерий Львович Механик. Это специалист высочайшего класса, научивший меня всем азам. Были разные периоды: я создал самую (на тот момент) большую в Восточной Европе компанию в области телевизионного производства и услуг, потом оставил ее, увлёкся кино, занимался производством телевизионных проектов, сериалов, программ.

– Какие самые известные? «Тайная стража», «Китайская шкатулка». «9 неизвестных», «Застава».

Не возникало искушения попасть в кадр? Нет. Я просто перевернул страницу, и все. Ни разу не возникло желания, хотя все уговаривали. Я очень не люблю себя в кадре. Так получилось… Дальше произошло событие, перевернувшее всю мою жизнь. Антон Андреевич Златопольский пригласил меня в ВГТРК и предложил очень интересную позицию, о которой я и мечтать не мог. Те же обязанности, что и раньше, однако на таком уровне, о котором я думал, что не дотянусь никогда.

– Работа по найму имеет ряд особенностей, особенно для того, кто попробовал «воздух» собственного бизнеса. Как психологически прошёл переход из одного качества в другое?

– Это происходило не в первый раз, мне уже посчастливилось поработать достаточно приличное время в телекомпании НТВ. На ВГТРК я работал в производственно-технологическом департаменте заместителем Алексея Весьмировича Малинина. Позвали меня на определённые задачи, и я начал аккуратно формировать команду. Больше и больше погружался в изучение рабочих процессов, потому что технологии стремительно уходили вперёд. Здесь нужно отдать должное моим коллегам на ВГТРК — это была потрясающая команда. Я стал довольно быстро вникать в рабочий процесс. В какой-то момент стало понятно, что стоит сконцентрироваться на управлении. Единственное — осталось желание всегда быть на пике. Аккуратно мы двигались вперёд, внедряли технологии и брались за новые проекты.

– А как Вас назначили заместителем директора ВГТРК?

– В июне 2008 года я пришёл заместителем к Малинину. В октябре Алексей Весьмирович ушёл руководить РТРС, и меня назначили руководителем департамента. В конце декабря позвонил Олег Борисович Добродеев и сказал, что принято решение назначить меня заместителем.

– Произошло ли расширение Ваших полномочий?

Нет. Это было только изменение названия должности. Проработав полгода, я ещё не представлял масштабов компании. Потом началась насыщенная работа: полеты и поездки для знакомства с регионами, развитие технологической базы, освоение новых технологий, осуществление сложных трансляций. Мы нащупали пути технологического существования такой большой компании. Это был редкий опыт проектов такого гигантского масштаба. Неожиданно нам выделили бюджет на переоснащение регионов! Когда долго добиваешься чего-то и вдруг получаешь положительный результат, готовым к этому быть невозможно. В тот момент стало понятно, что именно теперь нужно будет делать. Однако мы не оценили возможные риски, когда продвигали программу реформы. Для выполнения таких объемов работ в сжатые сроки необходимо консолидировать всю отрасль. Стали задумываться о привлечении к сотрудничеству новых компаний, потому что объем работы оказался колоссальным.

– ВГТРК = уникальное предприятие по количеству филиалов и их географической распределенности. Только процесс «собирания» регионов занял более 10 лет. Фактически это абсолютно разношерстные каналы с разным технологическим и человеческим потенциалом. Логично унифицировать все…

Все очень непросто. У каждой ГТРК есть свои привычки и рабочие процессы. Единственное, чем они могут быть схожи — это технологиями. В этот момент мы поняли, что комплекс нужно адаптировать под каждую региональную компанию. Ведь это не просто телекомплексы категории А, B и C.

Собралась потрясающая команда – Леонид Михайлович Таубе, Леонид Леонидович Звонарев, Анна Марковна Кривошеева, а Александр Павлович Афанасьев и Александр Сергеевич Балалуев! Я очень признателен им всем. Тогда же я увлекся новыми способами доставки сигнала, IP. Стало понятно, что именно на IP будет строиться телевидение будущего.

И вдруг Вы переместились на самую вершину совершенно другого направления, стали генеральным директором НТВ.

Это не первый подход к этому направлению… И к каналу.

– А сейчас Вы этим довольны? Ведь в настоящее время НТВ достаточно часто критикуют.

Довольным всем быть невозможно — есть и плюсы, и минусы. На этой должности я почувствовал совершенно иной уровень ответственности, увидел другую команду и другие задачи. Чем глубже погружаешься, тем больше понимаешь, что очень мало знаешь в этой области. Конечно, не обходится без проблем, ошибок, но самое главное — это формирование команды, без которой невозможно жить и работать. Со временем становятся понятнее нюансы канала, заметно изменение аудитории. Начинаешь выяснять, как менялась аудитория на других каналах, что происходило в этот момент.

– Владимир Кулистиков выстроил из НТВ «мужской канал». Собираетесь ли это изменить? Ведь любые новшества довольно сложно воспринимаются зрителем.

Будем менять. Не быстро, постепенно. Мужчин терять не будем.

– Что, на Ваш взгляд, самое важное в работе?

Во главе стоит рабочий процесс. Результат зависит от его соблюдения. В первую очередь, нужно заниматься технологиями, тем более что у нас стоит задача — создание телевизионного технического центра, по обслуживанию не только НТВ, но и, возможно, всего холдинга.

– В настоящее время канал НТВ — ядро холдинга. Новый ТТЦ отдадут в управление Вам?

Не задумывался на эту тему. И скажу больше: как будет, так и будет.

– В современной России — это первый телецентр такого масштаба. Для Вас это вызов?

Единственное, я бы очень хотел заложить в новом телецентре ядро, которое прослужит многие десятилетия. С пониманием того, как это работает, осуществляется переход от одной технологии к другой, внедряются новинки, имея весь этот опыт, хочется создать такой костяк на долгие годы. Потому что технологии на телевидении это, в первую очередь, не камеры, не ПТС, не системы монтажа, а коммуникации. Эту истину мне преподал Леонид Михайлович Таубе. За то время, что мы работали вместе, он не просто несколько раз это озвучил, он еще и много раз доказал. Все остальное можно арендовать, купить, продать. Сегодня камеры одни, завтра — другие, мониторы тоже можно заменить. А сделать такое ядро и создать его даже не на сегодняшних технологиях, а заложить его на тех, которые на полшага впереди — это многого стоит.

Мне всегда нравилось быть на острие технологий, когда они только появляются и не все умеют ими пользоваться, не понимают их преимущества и потенциальные возможности. Всегда хотелось двигаться вперед.

Известно, что проект устаревает в момент подписания соглашения о его выполнении. Поэтому хочется сделать так, чтобы никто о тебе в ближайшие лет 25-30 не сказал худого слова. Телецентр «Останкино» работает с 1967 года, и до сих пор здесь присутствует возможность внедрять новые технологии. Новый телецентр хочется сделать совершенным и передовым с учётом багажа знаний и с помощью команды, которая сейчас формируется.

Справка:

Алексей Земский родился 11 октября 1967 г. в Москве. В 1990 г. окончил актерский факультет Государственного института театрального искусства (ныне Российский университет театрального искусства — ГИТИС). С 1993 по 1996 гг. обучался на режиссерском факультете Всероссийского государственного университета кинематографии (ВГИК) по специальности «режиссер телевизионного и художественного фильма».

На телевидении работает с 1991 г. С 1991 г. по 2003 г. был соучредителем и генеральным продюсером «Фигаро Студио» – независимого производителя телепродукции для российских телеканалов. За это время спродюсировал такие успешные телепроекты, как фестиваль «Новая волна» в Юрмале, «Новогодняя ночь на Первом» и «Золотой граммофон» для Первого канала, ток-шоу «Кома» для телеканала НТВ, «Спешите делать добро» для телеканала «ТВ Центр», телевизионные фильмы «Застава», «Китайская шкатулка», «Тайная стража».

С 2008 г. по 2015 г. был заместителем генерального директора ВГТРК и руководил производственно-технологическим департаментом холдинга. В этот период принимал участие в организации и производстве масштабных телевизионных событий, среди них – Военный парад на Красной площади, посвященный дню Победы в Великой Отечественной войне, «прямая линия» Президента РФ и пресс-конференция Президента РФ. С 2003 г. по 2004 г. занимал должность заместителя генерального директора телеканала НТВ, где курировал не информационные проекты. Алексей Земский возглавляет телекомпанию НТВ с октября 2015 г.

Является членом Международной академии телевидения и радио.