Интервью с директором производственной дирекции «ОТР» Ириной Щукиной.

Журнал «Техника кино и телевидения» № 7 2017 (687)
Рубрика «Карьера»

 — Где Вы родились? Из какой Вы семьи?

Я родилась в Москве. Мама у меня преподаватель английского языка, папа – заслуженный строитель, специалист по «мембранным» перекрытиям. У него были очень интересные проекты, например, строительство спортивного комплекса «Дружба» в «Лужниках». Получается, я из смешанной семьи, где мама – гуманитарий, а папа – технарь. Видимо поэтому я выбрала инженерно-экономическую профессию, где присутствует сплав и каких-то творческих вещей, и строго технических.

— Какой был Ваш первый вуз?

Сейчас он называется Московский государственный университет леса, а специальность, которую я получила — инженер-экономист деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности.

В молодости многие решения принимаешь после обсуждения с друзьями. Вот и у меня произошло так. Моя хорошая подруга была знакома с некоторыми ребятами с известного в этом институте факультета электронно-счетной техники (ФЭСТ) – оттуда вышли некоторые космонавты и даже писатели-сатирики. В итоге я побывала на дне открытых дверей и мне понравилась сама атмосфера вуза – подумала, почему бы и не попробовать туда поступить.

— На какой факультет Вы попали?

Я выбрала в результате инженерно-экономический. Конечно, все это совершенно не связано с телевидением, и в тот момент про него я совсем не думала. Телецентр «Останкино» – это было что-то такое небожительское.  

После окончания вуза я написала диссертацию. У меня была очень интересная тема, связанная с совершенствованием управленческого механизма на белорусском предприятии ПО «Бобруйскдрев».

Началась перестройка, страна уже переходила на рыночные рельсы. Это было интересное время для реализации в тех направлениях, в которых ты никогда бы смог двигаться прежде.

В этот момент я решила попробовать организовать свой собственный бизнес и открыла с партнерами из США совместное предприятие. В самом начале это был небольшой бизнес, потом мы вышли на неплохие обороты.

— Замуж вышли во время учебы?

Да. Первый брак у меня был чисто менеджерский: мы все время обсуждали какие-то идеи, часто спорили. В итоге мы с мужем оба организовали два разных бизнеса, что и развело нас по жизни.

— Чем Вы занимались с американцами?

В 90-х годах в России банально не было качественных товаров народного потребления, наши женщины соскучились по красивой и модной одежде. Поэтому наше предприятие организовало поставку таких товаров от американских торговых фирм и фабрик.

— В Калифорнии еще тогда шили?

Да, тогда шили, но многие фабрики уже размещали свои заказы в Мексике. Очень много заказов, естественно, шло из Юго-Восточной Азии. Сначала было непросто наладить поставки – вопрос логистики стал одним из основных в нашем деле. Поэтому мы сначала остановились на Америке, потом добавили европейские и некоторые азиатские компании. Четыре года я занималась этим бизнесом. В итоге мы стали конкурентными на рынке. И вот после этого я это предприятие продала, потому что интересен сам момент становления бизнеса и я все-таки не видела себя долго в торговой сфере.

— Кому продали, если не секрет?

Небольшой компании, которая занималась подобными поставками. Я продала не столько бизнес, а свои контракты на поставку в ведущие магазины Москвы и крупных городов европейской части России.

Занимаясь продвижением своей продукции, мы с партнерами использовали различные рекламные инструменты. В середине 90-х реклама стала развиваться семимильными шагами и я решила попробовать себя в этом направлении. Получила еще одно образование – «Менеджмент в рекламе» в НИУ ВШЭ и вскоре вышла на работу в рекламное агентство «Круг». Это было агентство полного цикла с хорошим пакетом заказчиков. Через месяц мне предложили стать исполнительным директором.

— То есть Вы, до этого владея собственным бизнесом, пошли работать по найму?

Да. Вы знаете, после собственного бизнеса идти работать топ-менеджером в совершенно другую отрасль – это вполне реально. Более того, такая работа позволяет тебе не думать о приземленных вещах, вроде оплаты аренды, налогов, кредитов, выплат зарплаты и т. д. В агентстве передо мной стояло много интересных задач: например, надо было открывать филиал в Пекине, развивать сотрудничество с европейскими типографиями, разрабатывать новые направления в производстве сувенирной продукции.

Но в 1998 году кризис сильно отразился на работе агентства, сократились объемы заказов и, в дальнейшем, агентство перестало существовать.

— И как сложилась Ваша жизнь дальше?

С момента создания своего бизнеса меня интересовала идея разрабатывать бизнес-планы предприятий «под ключ» и кому-то их, возможно, продавать. Так я начала сотрудничать с «Первой национальной финансовой компанией», которая занималась подготовкой таких бизнес-планов. Каждый такой

старт-ап занимал от 3-х месяцев до полугода, позволяя работать с большим количеством профессиональных людей в различных отраслях. Один из таких проектов привел меня на работу в холдинговую компанию «Принт».

Одним из видов деятельности компании было строительство. В Химках тогда строился большой микрорайон и я сделала проект по вводу в эксплуатацию торгово-развлекательного комплекса. После чего мне предложили стать руководителем проекта.

— Я завидую Вашей карьере. Вы только в космос не летали.

Вы знаете, самое смешное, что я американцев отправляла на стажировку в Звездный городок на программу подготовки космонавтов, и даже на Байконур возила. Был у меня и такой опыт.

А в Химках очень интересный проект в итоге получился с развлекательным комплексом. Идея была в том, что, помимо магазинов, мы с ассоциацией игровых клубов одними из первых стали придумывать, как сделать соревнования между командами по компьютерным  играм. У нас был зал-трансформер, который работал и как миникинотеатр, и как помещение для игрового клуба, и даже как танцпол. А еще через несколько лет я стала работать в издательской группе «АСТ».

— На какую должность пришли?

Заместитель директора департамента рекламы и PR. После строительства у меня было очень странное ощущение, что я занимаюсь какими-то несерьезными делами. Однако все изменил проект с Э. Радзинским, который выпускал книгу «Александр II». Мы сделали мероприятие в храме Христа Спасителя, провели большую работу по продвижению этой книги. Эта работа оказалась настолько захватывающей, что я с удовольствием продолжила работу в издательстве. Кстати, одним из первых авторов, с кем мне пришлось сотрудничать в издательстве, стал Сергей Минаев с книгой «Духless». Задача перед нашей командой стояла непростая – попытаться сделать из книги молодого неизвестного автора бестселлер. Но если говорить о работе в «АСТ» в целом, то она была для меня одним из сложных, но очень ярких и запоминающихся периодов моей жизни.

— У Вас все время где-то на заднем фоне маячили медиа, да?

Скорее, производство и медиа. Самое любопытное, что когда я еще работала в рекламном агентстве, моим коллегой там был бывший шеф-редактор программы «Время». Он мне тогда сказал: «Почему ты еще не на телевидении? У тебя характер как раз для Останкино». И когда я в итоге попала на телевизионный канал, то сразу вспомнила его слова. Мое знакомство с телевидением произошло через общение с людьми, которые делали  программы, приглашая на них наших писателей. В 2008 году мою знакомую, которая тоже работала с нашими авторами,  назначили главным редактором «Третьего канала». Старая команда тогда уходила, и она набирала новую. Позвала меня – создавать городской канал с другим наполнением. И я поняла, что хочу попробовать.

— Совершенно сказочная история: из издательства и сразу на телевидение. Какую Вам должность предложили?

Исполнительного продюсера телеканала, а через несколько месяцев -исполнительного директора. Не могу согласиться, что это чудеса. Просто когда ты много сотрудничаешь с человеком, делая с ним непростые мероприятия, у вас завязывается крепкая профессиональная дружба.

— Кто Ваша знакомая?

Елена Юрьевна Ильина. Она была главным редактором и директором «Третьего канала».

— Кто был директором «Третьего канала», когда Вы пришли?

Инна Валентиновна Евдокимова, а главным акционером канала на тот момент являлась «Объединенная Промышленная Корпорация» и ее владелец – Сергей Пугачев.

— Вы пришли в чужую компанию в уже собранный коллектив с нулевым опытом работы в области. А в этой индустрии не любят чужих. Каково это было?

«Ты только не признавайся, что не работала на телевидении» – это первое, что сказала мне Елена. В телевидении действительно не любят чужаков, но скрывать отсутствие опыта я не стремилась – конечно, любой знающий человек сразу бы это понял. Решила, что буду действовать так, как в любом проекте на стадии старт-ап, а если не получится, то вернусь в издательство. Это чувство свободы первые три месяца мне очень помогало. Замечательно, что на «Третьем канале» был чудесный коллектив – один из лучших в моей жизни. Именно с ним мы смогли держать вещание, когда у нас был очень сложный период смены собственников. Это был еще один вызов в моей жизни. Нелегко делать телевидение даже с большим бюджетом, мы должны были не потерять эфир, практически не имея денег для его удержания.

— Какие задачи перед Вами поставили, когда Вы приступили к должности?

Когда я пришла исполнительным продюсером, задача стояла сделать luxury-телеканал. У Сергея Пугачева был в тот момент в Европе телеканал Luxe TV, и он хотел сделать такой же в Москве. Мы вещали на одной частоте с ТВЦ. Поэтому моя задача состояла в том, чтобы помочь главному редактору с точки зрения увязывания технологических цепочек, чтобы мы не оказались вставным зубом в вещательную сетку канала-конкурента.

— Люди даже не представляют, насколько технологическая цепочка важна в телевидении.

Конечно, но у меня рядом были люди, которые это представляли. Я старалась найти таких профессионалов, на которых можно было бы опереться. Это конечно шутка, но хороший управленец знает, что можно даже ракету запустить в космос. Главное – создать команду профессионалов, которая тебе в этом поможет. Цели у нас при этом стояли амбициозные: за три месяца надо было полностью переверстать сетку канала и перейти на новую систему автоматизации производства. В том новом сезоне вышли программы: «Треугольник», «Право голоса», «Утро города» и другие. Всего пятнадцать новых программ. Ну и чуть позже мы запустили систему автоматизации Cinegy.

Лучший опыт тот, который ты приобретаешь в деле и вместе с профессиональными людьми. Так и я, пройдя боевое крещение, постепенно погрузилась в работу канала.

А еще через год нашим главным акционером стала АФК «Система» и к нам пришел новый руководитель Андрей Вадимович Смирнов.

— Он пришел до поглощения канала?

Он пришел, когда «ОПК» уже перестала владеть каналом. Вместе с ним мы работали над идеей канала под названием «Медиа 3.0» на нашем спутниковом канале. Прорабатывалась идея создания канала практически работающего в прямом эфире с использованием новых технических средств и возможностей наших студий. Но, к сожалению, через некоторое время мы начали готовить «3 канал» к слиянию с ТВЦ. Слияние происходило в течение 2012 года, и мы понимали, что наш канал будет закрыт. Период был очень эмоционально тяжелый, сокращение хорошего персонала всегда очень трудная история. Но, к счастью, многих наших профессиональных сотрудников пригласили работать и на ТВЦ, и на «Общественное телевидение России». Позже туда пришла и я.

Осенью 2013 года Игорь Эдуардович Найговзин позвал меня на встречу и предложил прийти к нему в команду на ОТР. К сожалению, в тот момент у меня были обязательства по закрытию нашего канала, и я смогла прийти только к моменту запуска нового эфирного комплекса в АСК-3. Но первые эфиры «Общественного телевидения» были подготовлены и выходили из бывшей аппаратной «3 канала», так что можно сказать, что мы все сработались еще до моего прихода на ОТР.

— Сейчас в вертикали ОТР какое Вы занимаете положение?

Я директор производственной дирекции.

Задача перед нашей дирекцией стояла непростая – с нуля организовать производственный процесс в только что выстроенном техническом комплексе с очень небольшим количеством времени на отладку. При том, что комплекс запускали в эксплуатацию очень мощные и профессиональные интеграторы. Ну и съемки максимального количества программ тематического эфира необходимо было организовать только в одной небольшой студии.

— А кто построил комплекс ОТР?

Это был очень сложный проект, его готовили ТТЦ «Останкино» совместно с компанией-интегратором «Окно-ТВ». У нас внедрена система автоматизации производства Dalet, а эфирный комплекс построен на платформе Harris.

 — Какие виртуальные студии у Вас?

Виртуальных студий в классическом понимании у нас нет, хромакей практически не используется. Есть светодиодные экраны, которые были сделаны под заказ в Китае. С точки зрения производства на ОТР, по сравнению с другими каналами, есть одна особенность. Как я уже говорила, для производства тематического эфира есть только одна небольшая студия. Но даже многие телевизионщики, не говоря уже о зрителях, не понимают, что такое большое количество программ выходит в одной и той же студии, где перестановка иногда занимает 30-40 минут, а графические фоны заменяют декорации. Было бы интересно, если у нас получилось добавить еще светодиодный экран и замкнуть всю студию, она получилась бы по-настоящему виртуально-трехмерной. Не могу сейчас сказать, будет это или не будет, но мы бы очень хотели попробовать такой вариант – делать трехмерную студию с различной расстановкой камер. Сейчас они у нас расставлены линейно, поскольку светодиодные экраны не позволяют делать «восьмерки» или «амбразуры» – в этом проблема для режиссеров и операторов-постановщиков программ.

— Для внестудийных съемок у Вас есть какой-то павильон?

Нет. Но иногда мы арендуем ПТС для организации съемок различных спектаклей, концертов и других мероприятий.

— На ТЖК какие у вас камеры?

Sony-500, Sony-400, Sony-200. Часть оборудования арендованного, а часть уже своего – мы потихоньку, по мере наших возможностей наращиваем собственный парк ТЖК.

— То есть используете линейку Sony? Ничего другого не рассматриваете?

Нет, у нас пока только Sony. Но техническая дирекция рассматривает все новинки на рынке и предлагает нам. Конечно, мы тестируем разные варианты.

-Canon сейчас самая популярная – одновременно фотоаппараты и камеры.

У нас есть фотоаппараты Canon Mark 3. Их использование зависит от поставленных творческих задач.

— Когда у Вас случился второй брак?

Второй брак у меня случился со старым другом. Мы с ним вместе учились в аспирантуре. Вот так из дружбы выросло ощущение, что нам нужно быть рядом.

— У Вас мальчик или девочка?

Мальчик. Поскольку он родился в 1990-м году, в непростое время, то, можно сказать, его появление меня сильно закалило.

— А чем сын занимается? Он у Вас единственный ребенок?

Единственный. Ему сейчас 26 лет. Окончил Московскую Академию гражданской авиации по специальности прикладная математика. Занимается программированием и разработкой мобильных приложений. У него хоть и небольшой, но интересный профессиональный опыт , он работал ведущим разработчиком в компании Manzana Group, работал в «Тинькофф Банк», а сейчас занимает такую же должность в компании Avito. Он очень погружен в свою профессию, как и я в свою, но мы находим время обсуждать все наши новости. Я всегда считала, что матери с сыновьями должны в первую очередь дружить. Да, ухаживать, конечно, но ни в коей мере не превращаться в мам-наседок.

— Не пытались привести его за собой в мир телевидения?

Нет. Во-первых, он никогда не будет работать, когда его рекомендуют родственники. Во-вторых, он пишет программы. На нашем канале же в основном нужны не программисты, системные администраторы: запустили систему, и вот она работает – ему это не интересно.

Андрей Писков