Интервью с заместителем генерального директора компании ООО «Национальный спортивный телеканал», руководителем дирекции спортивных трансляций телеканала «Матч ТВ» Бориславом Володиным (ТКТ 07/675 2016)

Почему своей профессией выбрали телевидение?

Я из семьи творческой интеллигенции. Мой дедушка был конферансье Театра Эстрады, много лет работал с Леонидом Осиповичем Утесовым. А отец по роду деятельности был связан с физикой и электроникой, но в период перестройки, когда судьбы людей кардинальным образом менялись, он внезапно оказался директором Кремлевского дворца, а через какое-то время стал работать с Сергеем Владимировичем Гинзбургом, занялся телевизионным продюсированием на телеканале «Россия». Я был в то время школьником, и у меня были стандартные идеи и желания – стать банкиром и заработать много денег. Я никогда себя не ассоциировал с телевидением, но оно стало нетъемлемой частью моей жизни.

– В каком институте Вы учились?

Учился в Международном университете в Москве. В то время он только открылся, отличался от классических советских вузов новым подходом к образованию (их система была похожа на американскую). Преподавали иностранцы, обучение велось на английском языке. Я поступил на факультет Business Administration. На третьем курсе прервал обучение и отправился на год в США, учился в колледже под Сиэтлом.

Эрнст Володин Сочи 2014 Первый канал Матч

Когда вернулся через год, отец предложил мне подработать администратором на телевизионной программе «Вечный двигатель», выходившей на телеканале «ТВ Центр».

Я надел белую рубашку, галстук, костюм – и весь такой нарядный пришел на работу. Мне вручили кассету и сказали «Иди и отнеси ее в другую комнату». Я отнес ее в другую комнату, страшно гордясь своей причастностью к телевизионному процессу.

Телевидение – особая среда, где приживаются талантливые люди, которые по разным причинам не смогли себя проявить в других областях.

Я попал на телевидение случайно и, как и многие мои коллеги, которые стали профессионалами, поднимался с самой нижней ступеньки. Администратором на программе «Вечный двигатель» я пробегал полгода, дорос до директора развлекательных программ на «ТВ Центр». Всегда на моем пути встречались люди, как волшебные помощники, которые помогали мне сделать следующий шаг.

Не имея технического образования, я всегда хотел разобраться в технологиях. Мне интересно, как устроен процесс. Почему мы получаем именно такой результат, а не другой? Каким образом формируется сигнал, как передается, с помощью чего можно улучшить качество звука, добиться лучшей картинки? Я всегда уделял этому огромное внимание. И мне кажется, что любой высококвалифицированный творческий специалист должен разбираться в подобных вопросах. Все мои знакомые режиссеры, безусловно, обладают определенными знаниями в технологии, хотя у них нет специального образования. Без технического бэкграунда сложно создавать творческую настройку.

На «ТВ Центре» я оброс знакомыми, и однажды раздался звонок от Булата Акунова, генерального продюсера телеканала «Муз ТВ». Он сказал: «У нас тут маленькая революция – мы обновляем состав. Не хочешь перейти ко мне помощником и стать исполнительным продюсером канала?» Мне было на тот момент 24 года. Честное слово, стало страшно, ведь исполнительный продюсер канала – это очень высокий уровень. Булат это почувствовал и сказал, чтобы я шел уверенно, ничего не боялся и, главное, никому не рассказывал, сколько мне лет. Так я пришел на «МузТВ» и задержался там на семь лет. Дошел до должности заместителя генерального директора телеканала и программного директора. Это был очень интересный опыт.

Володин Матч Сочи-2014

– Кто являлся владельцем, когда Вы пришли на канал?

Владельцем был «Альфа банк». В июне 2002 года канал перешел в собственность холдинга «АРС Рекордс» во главе с Игорем Крутым.

С командой Крутого мы сделали очень много. Канал вышел на совершенно иной уровень развлекательного телевидения. У нас тогда состоялась некая синергия различных медиаресурсов: мы вели концертную деятельность; реализовали проекты с радиостанцией LoveRadio; разрабатывали интерактивные сервисы. Пожалуй, главным событием стала организация премии «Муз ТВ». Идеей двигал Вячеслав Кормильцев, в то время генеральный продюсер «Муз ТВ». Небольшой командой мы думали, как сделать музыкальную премию, способную греметь на всю страну и объединить большую аудиторию. Придумали понятную и прозрачную систему голосования. Объединили все ресурсы музыкального холдинга. Премия стала успешным и громким событием, существующим и по сей день.

Несмотря на успехи, мне все время хотелось развиваться дальше – ставить перед собой все более глобальные задачи, заниматься все более сложными проектами. Черчилль сказал в свое время: «Ставьте перед собой большие цели – в них легче попасть».

На тот момент я уже несколько раз пересекался в работе с «Первым каналом». Например, в части производства программы «Фабрика звезд – 4» — совместного проекта Игоря Крутого и Константина Эрнста. Меня поразил уровень производства и творческого темперамента на «Первом». Я захотел работать только там, и однажды судьба дала мне шанс.

Мой коллега по «Муз ТВ», Андрей Макаров, был назначен на должность генерального директора телекомпании «ВИD». Он протянул мне руку и сказал: «Давай-ка сюда» – вот так я оказался в производственной структуре «Первого» в качестве директора по производству телекомпании «ВИD». Тогда компания «ВИD» являлась основным производственным донором для «Первого канала», а мне пришлось сотрудничать с такими грандами, как Леонидом Якубович, Сергей Кальварский и другими людьми, прошедшими длинный телевизионный путь. Мне, молодому специалисту, было нелегко отстроить отношения в этом профессиональном коллективе.

– Как называлась компания? «Красный квадрат»?

«Красного квадрата» вообще тогда не существовало. На тот момент компания «ВИD» являлась крупнейшей телевизионной компанией в стране. Стояла на трех китах – «Жди меня», «Поле чудес» и «Служу отчизне». Эти программы живы по сей день и еще нас переживут. Очень важными проектами для «Первого канала» были «Последний герой» и «Большие гонки», реалити-шоу, производящиеся за рубежом. Кроме этого, мы делали большие рейтинговые проекты – «Минута славы», «Фабрика звезд».

Володин Сочи 2014 Эрнст Первый канал Матч

– Какие задачи были поставлены перед Вами, когда пришли?

Задачи простые. Увеличивать эффективность производства: повышать рентабельность; следовать производственным графикам; сохранять качество продукта. Держать на плаву этот огромный корабль было непросто.

– В области технологии Вы занимались самообразованием?

Технологии на тот момент развивались стремительно. Появлялись новые устройства связи, новые средства записи, новые способы передачи сигнала и так далее. Не обращать на это внимание невозможно, так как технологии влияют на эффективность производства.

Я много размышлял на эту тему и в какой-то момент пришел к выводу, что в «ВИD» нет отдельного технологического блока, который мог бы внутри себя генерировать технологические идеи, предлагать их творцам и интегрировать их в производство.

– Вы работали на технике «Первого канала»?

Нет, у «ВИD» было свое оборудование плюс аппаратные мощности ТТЦ «Останкино». Правда, техническая база была небольшая. Техническим директором на тот момент являлся Дмитрий Доронин. Я предложил ему возглавить отдельный блок, так появилась компания «Техностайл», куда перевели все технические активы. Уже после этого появился «Красный квадрат».

– То есть телекомпания «Красный квадрат» была создана на базе компании «ВИD».

Да, основным учредителем на тот момент являлась Лариса Васильевна Синельщикова. Она строила компанию по новому принципу, поскольку «ВИD» уже тогда морально и технологически устарел. Требовалась новая настройка, новая компания, которая могла бы производить программы в таком же объеме, но с другим темпоритмом и по другим технологиям. У «Красного квадрата» появился новый руководитель – Андрей Курпатов. И как раз он предложил мне возглавить внутри группы компаний «Красный квадрат» компанию «Техностайл Технолоджи», которой я руководил семь лет.

«Техностайл Технолоджи» была способна не только производить большое количество программ для «Первого канала», но и оказывать технические услуги на рынке, а также создавать программы для других телеканалов.

– Как строилась структура «Красного квадрата»?

«Красный квадрат» включал в себя четыре производственные компании: «Красная студия», «Зеленая студия», «Синяя» и «Белая». Основных задачи концентрировались только в двух студиях – «Красной» и «Зеленой», в которых сосредоточились все творческие ресурсы: креативные продюсеры, режиссеры программ, редакторы – люди, которые создают сценарии программ и отвечают за творческую реализацию. Все остальное, что необходимо для производства, свели в компанию «Техностайл Технолоджи», которая могла предоставить заказчику любой производственный сервис. В таком режиме мы существовали очень долго. В частности, реализовали международный конкурс «Евровидение» в 2009 году в Москве, в СК «Олмипийский». Это первое большое шоу международного уровня, которое состоялось в России. Для меня было честью стать главным техническим менеджером этого проекта.

Структура управления этим шоу – сложная и многоступенчатая. Должен быть технический директор, который назначается от самого «Евровидения», и локальный технический директор, на должность которого меня и назначили. Я с ужасом представлял себе, как буду управлять этой махиной. Но, как показывает практика, глаза боятся, а руки делают. Нужно всегла идти вперед, любить свою работу, много трудиться и не закрывать глаза на мелочи. У меня есть такой принцип – Бог в деталях. Я пытался разобраться во всем и полгода практически жил на площадке в «Олимпийском».

Мне тогда повезло работать в команде Константина Львовича Эрнста. Он лучший продюсер в стране. Работать с ним одно удовольствие.

Главным режиссером «Евровидения» был назначен талантливый Андрей Болтенко (он же по совместительству главный режиссер «Первого канала»).

Отдельно стоит отметить иностранных специалистов, с которыми я тогда впервые столкнулся в работе, что изменило мое понимание производственного процесса раз и навсегда. У них очень интересный подход, а технологии, которые они используют, отличаются от наших на порядок.

– В чем заключается отличие?

Первое – это организация труда и пофессиональная специализация, которая присутствует в каждом из сотрудников. Project management у них на высочайшем уровне и придает проекту стройность и прозрачность. У нас же все происходит хаотично. И принцип работы такой, что мы до последнего момента чего-то ждем, а после совершаем подвиг – бросаемся на амбразуру.

«Евровидение» – огромный международный проект, где было задействовано множество зарубежных компаний: кто-то предоставлял световое оборудование, кто-то декорации, кто-то экраны, а кто-то – специальные системы для подвеса камер. Нам казалось, что мы строим космический корабль. Мы сталкивались со множеством задач, которые никогда и никто в «Олимпийском» не решал. Например, требовалось повесить 75 тонн оборудования на крышу. Руководство стадиона не разрешило это делать. Нам пришлось обратиться к архитектору, который в свое время строил «Олимпийский». Он поднял все документы, чем очень нам помог. В итоге совместно с инженерами института ЦНИИСК и немецкими специалистами мы разработали уникальную матричную схему подвеса всего этого оборудования.

После «Евровидения» я приступил к другому крупному проекту – инаугурации Президента РФ.

Одна из задач заключалась в следующем: картинка должна была следовать за избранным президентом, начиная от его кабинета в Белом доме до Большого Кремлевского дворца, где происходила торжественная церемония. Все, естественно, в прямом эфире!

Творческие руководители проекта, Андрей Болтенко и Алексей Сеченов, разработали очень сложную схему, в которой задействовали более 70 камер и 4 ПТС, объединенных в одну цепочку с формирующей ПТС AlfaCam OB30. Над Москвой-рекой установили две радиоуправляемые канатные дороги Cable Cam для съемки в движении. Один Cable Cam шел от храма Христа Спасителя до Космодамианской набережной. Второй начинался в том же месте, а заканчивался на Васильевском спуске в районе Большого Каменного моста. Протяженность этих двух Cable Cam — 900 метров и 1100 метров соответственно. Сложность заключалась в том, что тросы нужно было натянуть над Москвой-рекой и над всеми электропроводами. Однажды ночью один из тросов упал в реку. Мы предварительно просили правительство города перекрыть движение по Москве-реке, но неожиданно в 3 часа ночи пошел какой-то частный корабль, и, слава Богу, кто-то увидел его. Все, кто находился в этот момент на набережной, кинулись натягивать трос. Успели. Корабль прошел под ним. Трос в это время уже был привязан к двум кранам с 80-метровой стрелой, и если бы мы не успели натянуть его, случилось бы непоправимое. Трос бы не порвался, но один из кранов непременно бы упал. И Каменный мост рухнул бы, как и моя карьера.

– Какой большой проект стал следующим для Вас?

Самый яркий и сложный этап в моей карьере связан с Олимпиадой в Сочи. Этот проект – просто гигантский взрыв сил и эмоций. Времени на его подготовку выделили очень мало. Меня назначали на должность заместителя генерального директора АНО «Агентство по проведению церемоний». В круг моих обязанностей входило декорационное оформление, все системы подвеса, электропитания, света и звука, а также проекционное и экранное оборудование.

За два года до начала Олимпиады многие мои коллеги уже перешли работать на этот проект. Мне также очень хотелось участвовать в Олимпийских играх. Как говорится, бойтесь своих желаний, они могут сбыться. Как-то мне позвонил Александр Файфман и сказал, что нужно подъехать, изучить некую документацию по церемониям Олимпиады. Константину Львовичу Эрнсту нужен был менеджер, который мог бы оптимизировать производственный процесс в сжатые сроки. К проекту привлекли большое количество иностранных компаний. Декорации производились по всему миру, начиная от Австралии и заканчивая Канадой. Разработали уникальный и неповторимый проект с интеграцией системы подвеса на стадионе «Фишт». Бюджет превышал все допустимые ограничения, и все это требовало хотя бы минимальной оптимизации. Проектная группа в тот момент была обременена огромным количеством проблем подготовительного характера, а иностранным технологам оптимизация была неинтересна: больше денег – меньше проблем.

Мне пришлось оставить «Красный квадрат» и «Техностайл Технолоджи» и полностью погрузиться в новый проект.

– Нераскрывшаяся снежинка – это тоже было на Вас?

Да, на мне. Олимпийские кольца производила компания Stage One. То, что одна из них не раскрылась – это большая удача, я считаю. Серьезно!

Самой главной нашей проблемой во время подготовки стал стадион, не готовый к эксплуатации – он продолжал строиться, когда мы туда уже вошли.

Нам же нужно было не просто проводить полноценные репетиции, а тестировать сложные и уникальные системы управления декорациями, системы подвеса, специально разработанное программное обеспечение. Наша проблема – время и строительные недоделки. Протекала крыша, каретки наполнялись водой, приходилось постоянно их опорожнять, сушить, менять платы и так далее. Из-за чего очень много и долго стояли на месте. Это были бессонные ночи в течение месяца.

Неоткрывшуюся снежинку иронично обыграли в хореографии на церемонии закрытия. Идея принадлежит Эрнсту. Это очень высоко оценила иностранная пресса. Все написали, что у русских, помимо денег, отличное чувство юмора, что делает им честь.

Мы действительно сделали лучшую церемонию открытия в истории Олимпийских игр.

Ощущение такое, что мы создали космический корабль для полета на Марс. Страха не было. Была гигантская степень ответственности за страну. За свою профессию, за людей, с которыми работал.

Конечно, без иностранцев мы бы не справились.

Креативные идеи тут рождаются?

Все творческие решения рождены в России. Они принадлежат Константину Эрнсту, Андрею Болтенко и Георгию Цыпину. Организационные решения принимались тоже русскими. Реализовывались они иностранными командами, но в основном это наш проект.

Когда закончилась Олимпиада, наступило опустошение. Ощущение, что вернулся из путешествия в космос на землю, где все такое родное, но уже что-то не то. Уже как-то скучно и не знаешь, чем заняться. Как бы висишь между небом и землей. Не понимаешь, что делать дальше. После таких напряженных проектов сложно снова встать на ноги и пойти дальше.

В тот момент мне позвонила Лариса Васильевна Синельщикова и пригласила обратно: «Тебе пора возвращаться на телевидение, а то засиделся ты тут. У меня есть новая идея – спортивное телевидение. Я создала компанию «Красный квадрат Спорт».

Я сомневался. Мне не очень хотелось возвращаться в «Красный квадрат». Но идея спортивного телевидения была очень заманчивой. Я люблю спорт.

Какие виды спорта Вы предпочитаете?

С детства занимался боксом. Был серебряным чемпионом Москвы.

Восемь лет в боксе воспитали во мне спортивный дух и сформировали особое отношение к спорту. Я не просто болельщик – у меня есть понимание обратной стороны медали. Знаю, какие эмоции испытывают спортсмены. Всегда плачу, когда наши завоевывают золото, так как в этот момент понимаю, что они чувствуют, что им пришлось пережить, чтобы достигнуть победы. Спорт всегда во мне. У меня есть любимая команда «ЦСКА», за нее во всех видах спорта болею с четырех лет.

Поэтому «Матч ТВ» – это еще одна сбывшаяся мечта, так как всегда хотел объединить хобби и профессию в единое целое. Я занимаюсь тем, что люблю, и люблю то, что делаю – предложение Синельщиковой возглавить «Красный квадрат Спорт» пришлось как нельзя кстати. Я стал генеральным директором этой компании. Мы начали заниматься КХЛ, снимали финал Кубка Гагарина 2015.

Однако по неизвестным мне причинам компания прекратила свое существование. Еще через месяц мне позвонил Дмитрий Николаевич Чернышенко и пригласил меня к себе. Он сказал: «Мы запускаем новый канал «Матч ТВ». Я собираю команду. Хочу, чтобы ты стал ее частью».

Я, конечно, согласился. Он предложил мне возглавить подразделение, связанное с производством всех спортивных трансляций.

Моя очередная мечта сбылась, и я очень рад, что так сложилось!

Володин Матч Первый канал

– Чем непосредственно Вы занимаетесь на канале «Матч ТВ»?

Я заместитель генерального директора и директор дирекции спортивных трансляций.

Отдельная дирекция занимается производством всех спортивных трансляций. Они выходят в холдинге на телеканале «Матч ТВ», а также на тематических каналах.

Все прекрасно понимают, что самый высокий зрительский потенциал содержится в прямых спортивных трансляциях. «Матч ТВ» это доказал во время Чемпионата Европы по футболу и Чемпионата мира по хоккею. Поэтому для спортивного телеканала собственные спортивные трансляции – это важный сегмент и важная составляющая.

Мы располагаем самыми лучшими творческими кадрами спортивного телевидения в стране – это режиссерский и продюсерский состав. У нас очень мощная техническая база и телевизионное оборудование, сконструированное и разработанное специально для съемки спортивных событий. Вся техника бывшей компании «Панорама» сейчас в нашем распоряжении. Это дает нам возможность считать себя одной из крупнейших производственных спортивных структур в мире.

Какой у Вас штат?

В моей дирекции 300 человек. Это те сотрудники, которые необходимы в штате всегда. Но у нас есть договоры гражданско-правового характера, когда мы привлекаем сотрудников и платим им согласно загрузке. Так работают все международные компании.

У нас есть внушительный набор матчей и мероприятий для внутреннего рынка, также есть международные мероприятия. Эти события идут и в эфире «Матч ТВ» и на других каналах.

Справка:

Борислав Володин родился 21 января 1975 года.

Закончил Международный университет в Москве.

1997-1998 гг. – телеканал «ТВ Центр», директор развлекательных программ.

1998-2005 гг. – телеканал «Муз ТВ», заместитель генерального директора – программный директор.

2005-2007 гг. – ЗАО «Телекомпания «ВИД», директор по производству.

2007-2013 гг. – ООО «Красный квадрат» / ООО «Техностайл Технолоджи», генеральный директор.

2013–2014 гг. – АНО «Агентство п проведению церемоний», заместитель генерального директора.

20015–2016 гг. – телеканал «Матч ТВ», заместитель генерального директора.

Женат, есть сын Артем.