Интервью с генеральным продюсером ТРК «Старт» Владимиром Широковым.

Журнал «Техника кино и телевидения» № 12 2017 (692)
Рубрика «Телевидение. Спорт»

– Вы участвовали в финальной жеребьевке чемпионата мира по футболу 2018 года. Какие виды работ выполняла ваша компания?

– Трансляцию основного мероприятия делал Первый канал, мы работали над так называемыми унилатеральными сигналами – студии, интервью для иностранных компаний. Всего на жеребьевке присутствовали три наших ПТС и пять спутниковых станций. Было сформировано и поднято на спутник пять независимых телевизионных программ с прямыми влючениями из студий для телеканалов Bein Sport (Африка, Ближний Восток, Франция, Испания, Канада, США, Австралия, Новая Зеландия, Турция, Индонезия, Таиланд, Гонконг, Филиппины, Малайзия, Сингапур), Torneos (Аргентина), Caracol (Колумбия). Для нас это было непростое испытание. Дело в том, что Bein Sport перед жеребьевкой не дал нам полного технического задания. Мы знали только, что нам надо предоставить для заказчика десять камер, студию на три человека и три точки интервью. В реальности все оказалось немного сложнее. Для нашей новой машины UHD 4K это была самая первая трансляция. Новая машина – это как новая квартира. Отделка, мебель уже есть, а мелочей (ложек, салфеток, швабр и пр.), которые накапливаются со временем, – еще нет. Спасали стоящие рядом две другие наши машины, где можно было перехватиться по мелочам. В итоге получилась достаточно сложная техническая схема:

  • Студия на пять человек.
  • Четыре точки интервью в Кремле.
  • Три точки интервью со спутника (Марокко, Тунис, Доха).
  • Связь с корреспондентами на местах, студиями в Катаре и Париже.
  • На выходе – три разных программы на разных языках, подъем сигналов на три разных спутника.

 

– То есть на французском и на арабском?

– Да, прямо в машине, в техническом отсеке сидели три переводчика, которые синхронно это все переводили. Мы посчитали, что в одной ПТС одновременно находилось 28 человек, из них десять португальцев и пятнадцать арабов. Понятно, что в такой атмосфере работать было, мягко говоря, трудновато. Какафония звуков на разных языках, давка, плюс холод и мокрый снег с дождем на улице. И я был, честно сказать, очень удивлен, что все получилось, как говорится, без особых косяков. Параллельно мы тестировали Remote Production для компании Medıapro — это крупный европейский медиахолдинг. Их палатка с оборудованием стояла рядом с нашей ПТС. Мы отдавали сигнал в палатку, а они по оптике передавали его с возможностью управления нашими камерами в Катар. Вот такой комплекс задач на бедную машину, которая только-только родилась. Для нее это было полноценное боевое крещение! Жеребьевка проводилась в пятницу, а камеры мы получили всего неделей раньше. Времени на инсталляцию оборудования было в обрез: заезд техники в четверг утром; у нас на инсталляцию и настройку оборудования был понедельник, вторник и среда. Мы очень сильно рисковали, случись задержка на два дня – мы бы уже не успели.

Panasonic и их дилер – компания ПТС во главе с Алексеем Поройковым – очень четко сработали: мы вовремя получили оборудование и нормально отработали. Да, еще интересный момент. Как раз во многом благодаря тому, что в нашей машине используются камеры Panasonic AKUC3000, компания Medıapro заказала нашу машину, чтобы заодно протестировать свой Remote Production, поскольку у них достаточно много аналогичных камер. С их помощью они делают трансляции топовых спортивных событий в формате 4К, например, матчи футбольного дерби «Реал-Мадрид» – «Барселона».

– А «Реал-Мадрид» — «Барселона» уже в 4К снимается?

– Да, «Мадрид» с «Барселоной» снимают в 4К на 12 камер. Поэтому Mediapro привезли для тестирования только оборудование для Remote Production, имея возможность использовать наши камеры. Следующая сложность заключалась в том, что камеры-то приехали, но объективов у нас еще не было. Хочется сказать большое спасибо компании Canon, лично Павлу Иоффе, который нам предоставил шесть 4K-объективов, собрав их по всей Москве. Нами применялись объективы CJ12ex4,3B – самые современные и самые широкоугольные на сегодняшний день, для 4K-камер с матрицей 2/3 дюйма. CJ20ex7,8B – шикарные портативные объективы! А также была возможность использовать отличные объективы HJ-серии, такие как HJ14ex4,3B; HJ24ex7,5B, и тоже с «полным приводом» – с возможностью дистанционного управления не только масштабированием, но и фокусом. Оптика Canon – это всегда отличный выбор и непревзойденное качество «картинки»! А именно это ценит телезритель – наш основной и весьма требовательный клиент. В эпоху, когда телевидение бурно развивается и технически, и творчески, такие надежные, прямо скажем, инструменты, как телевизионные камеры Panasonic и объективы Canon TV Lenses, – вещи незаменимые. Их применение позволяет нам реализовывать самые сложные в техническом и творческом плане проекты и развиваться дальше как независимая творческая единица, готовая к проектам любой сложности!

 – То есть камеры Panasonic, объективы Canon?

– Да.

– Непримиримая дружба…

– Почему? Panasonic объективы не выпускает к таким камерам.

– Какой штат задействован с вашей стороны в работе?

– Практически весь наш штат. И еще мы привлекли, наверное, человек 15 инженеров. Самая главная сложность заключалась в том, что жеребьевка проходила в Кремлевском дворце, а вся телевизионная техника стояла на Васильевском спуске. Расстояние между ними чуть меньше километра. От Кремлевского дворца до Васильевского спуска провели жалкое подобие ПСТТП, включающую в себя только тонкую оптику с SC-разъемами. Нам пришлось потратить уйму времени и сил на поиск и изготовление адаптеров-переходников от гибридной оптики в тонкую SC. Проблемы были и с тем, что оптику провели, но она была полностью не оттестирована, где-то перепутаны номера, что-то работало, что-то нет…

 

– А кто проводил?

– HBS. Или кто-то по заказу HBS, я не знаю, кто этим занимался, но, тем не менее, это жуткая головная боль, когда нет нормальных телевизионных коммуникаций. Поэтому приходилось изворачиваться. Все – и звук, и видео, и связи, и управление – запихивать в оптику. Люди целый километр несли на себе и камеры, и штативы, и свет, и оборудование. Курсировали, правда, два шаттла и грузовичок. В шаттлы оборудование не влезло. HBS предоставил грузовичок, на котором можно было перевозить технику, но только туда, а после того как жеребьевка закончилась, грузовичок уехал, и обратно все тащили на себе.

– По-русски…

– Да, с учетом того, что погода тоже была не сахар, шел мокрый снег… Это было достаточно серьезное испытание и для техники, и для людей. Огромное спасибо нашим ребятам. Они поработали в полной отдачей, при этом никто не ныл и не отлынивал. С таким коллективом можно и в огонь и в воду!

– Несколько слов о вашей новой птс. Когда, так сказать, она родилась?

– Мы сами собираем свои ПТС. Сама машина произведена в Нижнем Новгороде на шасси японской Isuzu. Телевизионный тракт собирали сами в Москве.

– И сколько занял весь процесс сборки – от проектирования до сдачи?

– Мы запустили этот процесс в январе 2017-го, честно говоря, планировали, что она будет готова к Кубку Конфедераций в июне этого года. Но завод никогда не строил машин для телевидения, нам сделали очень неудобные лестницы. Подвесные, как на вахтовках. Поэтому еще три месяца, до октября, эти лестницы переделывались. И только к NATEXPO, к октябрю, машина была готова.

– А какие решения вы использовали при строительстве ПТС? И почему выбрали Panasonic?

— У нас много камер Panasonic. Из четырех ПТС три построены на Panasonic. Почему Panasonic? В свое время, еще, по-моему, в 2008 году, мы купили первую TЖK-камеру Panasonic AG-HPX500E. Тогда она только вышла в продажу и была достаточно бюджетная для HD. Сейчас у нас порядка 20 ТЖК-камер Panasonic и примерно столько же канальных. Так вот, за все это время ни одна камера еще ни разу не сломалась. Да и с сотрудниками российского представительства Panasonic Broadcast у нас сложились хорошие, рабочие взаимоотношения.

Но, любовь любовью, а бизнес – бизнесом. Мы рассматривали предложения от разных вендоров. Panasonic по техническим характеристикам, стоимости, срокам поставки этот тендер выиграл.

 

– Первый канал – основной заказчик?

– Нет. Первый канал пока не является нашим заказчиком. Так сложилось, что мы в основном работаем на спорте, поэтому основная часть наших трансляций идет в эфире спортивных каналов холдинга «Матч ТВ».

– Вы строите на кредитные деньги?

– Кое-какое оборудование в лизинге, но вообще мы стараемся в кредиты особо не влезать. – чемпионат мира по футболу – большое мероприятие. потом, видимо, спрос на вашу машину будет снижен, потому что большинство соревнований уже разобрали.

Как вы планируете возвращать инвестиции?

– Инвестиции в наш бизнес – это очень спорное вложение денег. Если Вы попросите меня составить бизнес-план по строительству новой ПТС и срокам ее окупаемости, то такие расчеты не выдержат никакой критики у потенциального инвестора. Получится полный убыток. Это бизнес только для влюбленных в свое дело. А Чемпионат мира по футболу – это разовое мероприятие. И сейчас у нас достаточно много повседневной работы, своих машин нам периодически не хватает, поэтому и строим новые. Что касается 4К – это тот формат, который на данный момент пока еще совсем не востребован. По крайней мере в спорте. Но уже есть некоторые подвижки в плане использования 4К для интертеймента. Люди начинают задумываться о том, что 4К – это формат для съемок программ, передач, ток-шоу, если они планируют их продавать в будущем. Если вы снимаете новый цикл программ, передач, которые предполагают какую-то долгую жизнь, то, соответственно, есть смысл снять и смонтировать их в 4К, в эфир сейчас выпустить в HD, а 4К оставить для дальнейшей продажи либо попробовать уже сейчас продать за рубеж. Потому что за рубежом 4К-контент востребован, UHD-каналы уже есть.

В свое время, когда мы строили cвою первую кофровую ПТС, у меня тоже спрашивали: зачем вы строите HD? Пока это никому не нужно. Прошло совсем немного времени, и SD уже никому не нужно. Так было с переходом на HD, так, скорее всего, будет и с 4К. Первое время, как только появляется новая техника, она стоит бешеных денег. Потом цены снижаются. Кроме этого, технология еще не до конца отработана. Многое еще будет меняться, пока не придет к единым стандартам. Сегодня 4К-шное оборудование стоит примерно процентов на 30-50 дороже, чем HD. Дальше цена его будет падать, пока не упадет до уровня нынешнего HD. Но если строить новый комплекс, то, на мой взгляд, лучше заплатить больше сейчас, чем потом выбрасывать то, что совсем недавно покупали. У больших государственных компаний – другая логика. Им дают бюджет, они его осваивают под сегодняшние задачи. Появляются новые задачи – старое оборудование списывается, новое покупается. «Старт» – частная компания, мы едим только то, на что сами зарабатываем. Работаем со многими производителями оборудования – часто берем у них новую технику для тестирования, фактически выступаем их бесплатными тестерами. Потом покупаем то, что нам подходит. Приведу пример. В позапрошлом году на выставке NATEXPO мы увидели, купили и сразу поставили в одну из машин новый пульт EVS DYVI. Я думаю, что мы были первой компанией в мире, которая поставила DYVI в машину ПТС. Хотя нас многие отговаривали — мол, неотработанная конструкция, IPпульт, никто не знает, как он себя будет вести и так далее. Но мы договорились с EVS, купили у них пульт, вместе с их инженерами около года тестировали в самых жестких режимах, они вносили необходимые доработки, и сейчас аналогичные пульты стоят в трех наших машинах как основные. Как резерв, или второй пульт стоит Black Magic ATЕМ Вroadcast Studio 4K.

 

–  Почему разные марки?

– Black Magic – вполне приемлемое решение за свои деньги в качестве резерва или формирования второй программы, не требующей сложных творческих и технических задач. – скажите, а почему вы не привлекаете сторонних интеграторов? – Есть такая поговорка: «Если хочешь сделать хорошо, сделай сам». У нас есть свои специфические задачи, своя схема, которую мы отработали годами именно для спортивных трансляций. Спортивные трансляции, в принципе, достаточно типовые для разных видов спорта. Они различаются только количеством камер, спецтехники и творческих задач. Наше нежелание работать с интеграторами – больше вопрос психологии. Мне быстрее и проще сделать самому, чем кому-либо объяснять, что я хочу. Это во-первых. Во-вторых, мне очень интересно этим заниматься. Я считаю себя абсолютно счастливым человеком. И я счастлив тем, что мой сын Антон работает вместе со мной и ему это тоже очень нравится. Есть надежда на то, что мои начинания будут развиваться. Мне кажется, каждый должен в своей жизни заниматься тем, что ему нравится больше всего. Тогда он и добьется успехов в профессии, и семью накормит.