Интервью с генеральным директором группы компаний «Студия-Сервис» Львом Кузнецовым.

Начало здесь

Журнал «Техника кино и телевидения» № 6 2017 (686)
Рубрика «Тема номера»

– Ваша компания основана в Рязани. Почему решили из региона перебраться в Москву?

Это не совсем так… Мы не перебрались в Москву, а расширили географию и возможности своего бизнеса, открыв вторую компанию в Москве. В Рязани сегмент рынка телерадиовещания недостаточно велик. Он даже в самом идеальном случае (при отсутствии конкуренции) не смог бы удовлетворить потребности такой компании, как наша, тем более – в период экономических кризисов. До 2004 года мы пробовали вести бизнес при сотрудничестве с партнерами, живущими в Москве. Они помогали нам в подготовке коммерческих предложений по заказам наших клиентов и организовывали закупки у известных им поставщиков, а также принимали и отгружали закупленное оборудование «со склада в Москве». Проанализировав по факту все плюсы и минусы такого сотрудничества, я через несколько лет пришел к твердому решению открыть в Москве свою собственную компанию, которая могла бы гармонично дополнять возможности рязанского «МТЦ «Студия-Сервис».

Так в феврале 2004 года в Москве была создана «Студия-Сервис», в которой я стал единственным участником и генеральным директором. Наш московский офис имеет очень удобное место расположения – в 250 метрах от станции метро ВДНХ. На охраняемой прилегающей территории имеется просторная бесплатная автостоянка, на которой всегда найдутся места для наших гостей. Наше присутствие в Москве придало нам в глазах участников рынка дополнительный «вес», как реальный – за счет усиления внутреннего организационного, технического и логистического ресурса, так и условно воображаемый. Ведь не секрет, что в силу сложившихся на рынке представлений или стереотипов гипотетический новый заказчик с большей вероятностью отдаст предпочтение столичному поставщику или системному интегратору, чем региональному (при прочих равных). Хотя знающие нас на деле клиенты смогли еще в конце 1990-х – начале 2000-х годов убедиться в нашей конкурентоспособности и качестве наших услуг.

Выставка TRBE-2000. Первый выставочный стенд. Генеральный директор Лев Кузнецов
и руководитель отдела продаж Элла Фетисова. Москва, 2000 г.

– С какими клиентами вы сотрудничали до образования московского офиса в 2004 году?

Список клиентов до 2004 года был очень внушительным. Могу привести лишь некоторые примеры, чтобы показать диапазон наших прежних возможностей. С момента образования МТЦ «Студия-Сервис» в 1992 году мы начинали активно сотрудничать, в основном, с региональными ГТРК. Основными направлениями нашей работы вначале был ремонт оборудования

Sony и небольшие коробочные поставки телевизионного, видео- и звукового оборудования. Помимо региональных ГТРК с нами сотрудничали телекомпании, входящие в структуру «Лукойл» и «Астрахань-Газпром», телекомпания «Моя Семья» (Москва) и другие. В 1997 году мы заключили свой первый контракт с Управлением делами Президента РФ – на ремонт видеомагнитофонов Betacam SP, поставку запчастей Sony и некоторого оборудования. В 1999 году заключили крупный контракт на комплексное переоснащение студий и аппаратных Главной редакции информационных программ. В 2001 году мы выиграли первый (после введения в стране «рыночного» закона о государственных закупках) открытый государственный тендер, организованный Управлением делами Президента РФ, на право поставки видео-, компьютерного и фотооборудования для нужд Управления пресс-службы Президента РФ и Департамента правительственной информации Правительства РФ и успешно выполнили не менее крупный контракт, чем в 1999 году с «ОРТ». В результате успешного выполнения этих контрактов мы установили с заказчиками долговременное сотрудничество, которое продолжается и в настоящее время (в 2002 года «ОРТ» было переименовано в «Первый Канал»). С 2003 года мы начали участвовать и выигрывать открытые государственные тендеры, проводимые региональными ГТРК под эгидой «ВГТРК».

– Почему Вы решили совместить функции собственника компании и генерального директора?

По опыту могу сказать, что моя личная роль как руководителя двух компаний способствует лучшей координации и контролю за исполнением сложных системных проектов или поставок. Эффективность работы над проектами возрастает, когда две компании, управляемые из одного «центра», сотрудничают в совместной работе над сложным проектом, рационально распределяя внутренние ресурсы и функционально дополняя друг друга. Для наших заказчиков и партнеров удобно взаимодействовать с нашей компанией, когда генеральный директор и он же – собственник лично осведомлен о происходящих в работе над проектами процессах и может своевременно решать финансовые, кадровые и любые другие вопросы. Принимать решения мне помогает мой многолетний опыт работы в качестве главного специалиста и технического руководителя Рязанской ГТРК «Ока».

У наших отделов продаж в Рязани и Москве – также один руководитель, который совмещает свою должность в двух организациях.

Монтажные комплекты Betacam SX в консолях производства «Студии-Сервис». Пресс-служба Президента РФ, 2002 г.

– Каким образом московская и рязанская компании распределяют свои функции в совместной работе над проектами?

Начнем с того, что у рязанской и московской компаний – несколько разная специализация. К примеру, в Рязани находится сервисный центр, занимающийся ремонтом оборудования Sony, Sachtler, Vinten, Fujinon и др., а также инженерная группа инсталляторов, специалисты которой имеют высшее радиотехническое образование и многолетний опыт работы в

Рязанской ГТРК «Ока» и МТЦ «Студия-Сервис». Несколько опытных инженеров группы выполняют функции монтажа и пуско-наладки оборудования. Успешно выполняя проект за проектом, они стали хорошо известны нашим клиентам в Москве и регионах России. Их отличает высокое трудолюбие, дисциплина, качество инсталляционных работ и ответственность за конечный результат. Я не раз слышал лестные отзывы в их адрес от самых разных заказчиков. Кроме того, в Рязани разрабатывается и производится наша технологическая мебель, которая становится все более популярной в Москве и регионах. Мебель, в частности, установлена на телеканалах «РБК», Life, в аппаратных пресс-службы Президента РФ, Дома Правительства РФ и др.

В московской компании больший акцент сделан на разработку и организационно-техническое сопровождение системных проектов, техническую поддержку сданных в работу комплексов, складскую и транспортную логистику. Каждая из компаний может закупать и поставлять любое оборудование. Но что конкретно поставлять и кому именно – решается по согласованию с нашими заказчиками в зависимости от их предпочтений. Некоторым региональным клиентам лучше работать с Рязанью по причине удобства транспортных коммуникаций. Также региональные клиенты могут быть заинтересованы в контакте для обмена опытом с коллегами из ГТРК «Ока», на территории которой располагается МТЦ «Студия-Сервис» и в которой также работают некоторые наши инженеры. У двух наших компаний – единый сайт в интернете и согласованная рекламно-маркетинговая стратегия.

– Какое у Вас образование? Как давалась учеба?

Начальное образование я получал в родном селе, расположенном в 40 км от города Рязани, в 8-летней школе, которую закончил на «отлично». Кстати, в этой школе долгие годы работал директором и преподавал историю мой отец. Продолжал обучение в 9 и 10 классах средней школы нашего районного центра (города Спасска Рязанской области), где мне был выдан почти отличный аттестат о среднем образовании (с одной четверкой по русскому языку и литературе устно). В тот же год поступил в Рязанский радиотехнический институт (РРТИ) на радиотехнический факультет (РТФ), набрав 24 балла из 25 возможных, что оказалось намного выше проходного балла. С таким высоким баллом я оказался вторым в общеинститутском списке зачисленных абитуриентов и был назначен старостой группы. Помню, как в то время западные «радиоголоса» уважительно называли РРТИ «rocket college» в связи с наличием там военной кафедры и целого ряда гражданских специальностей в сфере радиоуправления и связи, радиоэлектронных устройств, радиоприемных и радиопередающих устройств, радиотехнических систем, автоматизированных систем и др. В настоящее время мой вуз называется РГРТУ – Рязанский государственный радиотехнический университет.

Обучался я по специальности 0701 «радиотехника». В 1981 году получил квалификацию «радиоинженер» с присвоением воинского звания «лейтенант-инженер». Полученная военно-учетная специальность была связана с техподдержкой средств ПВО. Воинскую присягу принимал после окончания 4-го курса в месте прохождении военных сборов – в расположении воинской части, находящейся на боевом дежурстве в Саратовской области. Кстати сказать, 12 апреля 1961 года неподалеку от той части приземлился на спускаемом аппарате первый космонавт планеты Юрий Алексеевич Гагарин и первое время после приземления пребывал на ее территории.

Во время обучения в Рязани мне приходилось жить сначала на квартире, потом в студенческом общежитии и ездить домой по выходным. Когда жил на квартире, был отличником. После заселения на 2-м курсе в общежитие, где студенты были предоставлены сами себе, уделять нужное время и внимание подготовке домашних заданий и повторению лекционного материала полноценно не получалось. Приходилось делить предметы на любимые и не очень, уделяя им соответствующее внимание. Закончил институт с синим дипломом и разными оценками – от отличных до удовлетворительных, но дипломный проект (по телевизионной тематике) защитил на «отлично».

Студия программы «Утро» и аппаратная Главной редакции информационных программ «ОРТ», 2000 г.

– Почему выбрали Рязанский радиоинститут?

Мой интерес к телевизионной технике начал проявляться еще в раннем детстве. В 1961 году родители купили первый телевизор «Радий», совмещенный с УКВ-ЧМ радиоприемником. Мне безумно нравилось заглядывать в этот ящик с тыльной стороны, когда к нам приходил телемастер по случаю неисправности и открывал заднюю крышку. Я с большим интересом смотрел на это огромное количество мелких деталей и светящихся ламп и думал, как здорово было бы уметь во всем этом разбираться, как тот телемастер. В школьные годы я не мог окончательно решить, в каком вузе буду учиться. Но я точно понимал, что хотел бы выбрать вуз со специализацией в сфере радиоэлектроники, включающей основы телевидения. Поначалу, следуя советам родственников, живущих в Москве, и моего старшего брата, закончившего московский СТАНКИН, я рассматривал московские вузы, но ничего конкретного долго не мог выбрать. На РРТИ мой выбор пал уже после окончания школы, когда моя мама показала мне свежее объявление в областной газете о наборе абитуриентов на подготовительные курсы радиоинститута. Она не настаивала ни на каком варианте, предоставив мне возможность решать самому. Но я быстро проанализировал ситуацию и твердо решил остановиться на рязанском вузе. Одна из весомых причин выбора местного вуза состояла в том, что я не мог оставить без поддержки своих уже немолодых родителей – сельских служащих, которым приходилось помимо основной работы вести достаточно хлопотное приусадебное хозяйство. А брат проживал с семьей в Московской области и не мог их часто навещать.

Меня заинтересовала специальность «радиотехника», на которой среди всего прочего преподавались основы телевидения, несмотря на то, что мне не раз говорили, что на радиотехническом факультете очень сложно учиться, и даже упорно распространялись слухи, что, якобы, некоторые студенты РТФ не выдерживали столь сложной программы и сходили с ума. И якобы поэтому на этом факультете был самый низкий проходной бал.

Режиссёрская аппаратная телевизионного комплекса Дома Правительства РФ, 2000 г.

– Как складывалась карьера после окончания института? Где набирались профессионального опыта?

В этой связи я хотел бы уточнить, что, начиная с 1980 года, когда я был еще студентом 4 курса, мне по воле случая удалось заблаговременно и безошибочно определиться с профессией и местом будущего трудоустройства. Благодаря случайному стечению обстоятельств, несмотря на отсутствие в Рязани своего телевидения, я неожиданно для себя смог устроиться на работу на… телевидение. Этим местом оказалась лаборатория учебного телевидения отдела технических средств обучения (ТСО), куда мне случайно удалось устроиться на работу на полставки лаборанта, продолжая обучение в институте. Анализируя свое прошлое, я прихожу к выводу, что большего «подарка» от судьбы я не мог ожидать, с учетом того, что никаких предпосылок для появления в Рязани своего телевидения в обозримом будущем тогда не было.

Внутри просторного помещения лаборатории я впервые в жизни увидел высокую, освещенную прожекторами телестудию и многообразие профессионального оборудования в составе технической аппаратной. Меня неожиданным образом впечатлило буквально все, включая яркий свет в телестудии, большие студийные телекамеры, стоящие на больших штативах (гидравлических пьедесталах), огромные видеомагнитофоны с большими катушками широкой магнитной ленты, рэковые стойки, набитые неизвестными мне блоками, видеомониторы, консоли, панели коммутации и управления, контрольные мониторы, осциллографы, телекинопроекционное оборудование, студийные микрофоны, информационные табло и т. д. Я интуитивно понял, что все это, включая и технику, и атмосферу телестудии, и даже тот специфический запах телевизионной техники, мне ужасно нравится, и это все – точно «мое». Окончательно меня «сразил» тот факт, что в гаражном боксе института стояла почти новая цветная четырехкамерная передвижная телевизионная станция (ПТС ЦТ «Магнолия-80») современной заводской сборки. ПТС была построена на базе более нового поколения телевизионной техники, чем я видел в телестудии и технической аппаратной. Это был целый телецентр в большом и красивом кузове (кунге) большого мощного автомобиля. Незабываемые впечатления!

О наличии в институте такой серьезной и впечатляющей телевизионной технической базы я раньше ничего не знал. И о технологии телевизионного производства и вещания как таковой не имел никакого представления. Знал лишь о применении телекамер в учебном процессе и о наличии в институте внутренней телевизионной сети. В учебном процессе некоторые

преподаватели в некоторых аудиториях, оборудованных подвешенными над учебными столами телевизорами, использовали прикладные телевизионные установки (ПТУ) на основе прикладных телекамер (КТП). Вместо классной доски в таких аудиториях использовалась стоящая на преподавательском столе телекамера и подвешенные над учебными столами телевизоры. Преподаватель в реальном времени создавал свой учебный материал авторучкой на листах бумаги либо подкладывал под телекамеру заготовленные материалы. В больших поточных аудиториях некоторые лекторы использовали установленные там большие видеопроекторы. Иногда, проходя через фойе и холлы института, я мог видеть на экранах установленных там телевизоров демонстрацию короткометражных любительских кинороликов, созданных энтузиастами институтской «киностудии» под названием «РРТИ-Фильм». Наибольший интерес представляла выпускаемая ими серия юмористических постановочных сюжетов из жизни студентов. Иногда на телеэкранах демонстрировались студийные видеозаписи или прямые трансляции, в которых те или иные «говорящие головы», изображаемые крупным планом, могли рассказывать о важных событиях из жизни института, находясь в неизвестном мне помещении. Но я не представлял себе, насколько мощная техническая база использовалась для создания и демонстрации этих с виду простых видеоматериалов.

(Продолжение в следующем номере)

Дарья Куркина