Интервью с руководителем представительства компании SkyLark Technology в РФ и Восточной Европе Алексеем Соболевым (ТКТ 8/676 2016)

– Давайте начнем с главного: Ваше образование и, собственно, как Вы попали в эту индустрию? Почему именно сюда?

– Все получилось очень просто: будучи подростком, я жил в Ульяновске, наша соседка работала звукорежиссером на ульяновском телевидении. Само слово «телевидение» почему-то притягивало меня еще с детства. Я ходил в разные технические кружки, был радиолюбителем.

В советское время обратную сторону телевидения не показывали. Это сейчас можно увидеть, как выглядят аппаратные, а раньше «кухню» телевидения никто себе не представлял. И когда меня привели на ульяновскую студию, я был потрясен – увидел гигантские телекамеры, огромное количество мониторов, взору предстали видеомагнитофоны размером со шкаф с широченной двухдюймовой лентой, пульты с кучей лампочек, кнопок. И для меня, как для любителя всяческой электроники, все это техническое волшебство и сформировало цель для получения образования и работы. Я поступил в Ульяновский политехнический институт на специальность «Радиосвязь, радиовещание и телевидение». Учиться было интересно… После армии переехал в Санкт-Петербург и перевелся в институт киноинженеров на ту же специальность. В 1991 году попросился на практику в Ленинградский телецентр – его, наверное, можно было сравнить только с «Останкино» по уровню оснащенности. А поскольку к тому времени я уже подружился с компьютерами в том виде, в котором они существовали в начале 90-х (первые PС, тогда же появился электронный монтаж на ленте), мой начальник Яков Лейбович Лившиц (дай Бог ему здоровья) дал мне ключи от новой аппаратной компьютерного монтажа и сказал, что теперь я буду работать там. Я проработал 5–6 лет монтажером. Тогда ТВ было совсем другим – мы делали очень интересные передачи, спектакли, концерты, работали со многими знаменитостями. В то время появилась первая компьютерная графика… Это было безумно интересное время.

В 1994 году на смену магнитной ленте пришел первый нелинейный монтажный комплекс Fast Video Machine, компьютеры стали вытеснять магнитофоны, началась эра «цифры»… Время шло, я стал начальником комплекса монтажа. В 1998 году Борис Петров, генеральный директор ТРК «Петербург» («Пятого канала»), предложил должность технического директора. Я проработал четыре года, после чего случилась непонятная реорганизация, канал фактически возглавила супруга тогдашнего губернатора господина Яковлева. Руководителей стали выбирать по критериям личной преданности, и я покинул телецентр на Чапыгина.

Буквально на следующий день после увольнения Александр Перегудов, основатель и руководитель фирмы «ДИП», пригласил меня на работу. Тогда «ДИП» была известной российской компанией, которая разрабатывала аппаратные модули для телевизионного тракта, компьютерные платы, программное обеспечение для оформления эфира и для систем автоматизации вещания. Я пришел на должность технического директора, и мы стали реализовывать проекты по автоматизации вещания для «MTV Россия» и «VH-1 Россия», «СТС-Ростов», «СТС-Пермь», «СТС-Нижний Новгород», многих других региональных компаний. Работая в «ДИП», я познакомился с молодым программистом Алексеем Садовским. Он пришел в «ДИП» из авиационной отрасли и стал отвечать за разработку ПО для видеосерверов и систем автоматизации вещания. Разработку Алексею пришлось начать практически «с нуля», так как эра магнитофонов уходила и источником эфирных материалов становились не кассеты, а файлы – требовался новый многофункциональный софт для медиасерверов записи, воспроизведения, графического оформления, файлового трансфера. Опыт и профессионализм Алексея, слаженная работа команды инженеров «ДИП» позволили к 2007 году «охватить» новыми отечественными системами автоматизации вещания несколько десятков компаний. В частности, провели инсталляции двух 20-канальных эфирных комплексов стандартной и высокой четкости в Останкино для компании «Ред Медиа», формирующей каналы для кабельных операторов и «НТВ+». Тогда же мы стали тесно сотрудничать с компанией «ОКНО-ТВ» – крупнейшим системным интегратором в РФ, стали делать совместные проекты – «ОКНО» отвечало за схемотехнику и телевизионный тракт, мы – за IT-составляющую комплексов.

В 2008 году случился кризис, количество заказов уменьшилось, руководство «ДИП» решило резко сменить сферу деятельности и заняться производством оборудования для киноиндустрии. Идея была крайне рискованной! Мы с Алексеем не имели опыта работы в области кино и не согласились с такой постановкой вопроса. Решили основать свою собственную компанию и продолжать заниматься тем, чем занимались в «ДИП» – разрабатывать ПО для ТВ-производства, вещания и строить телевизионные комплексы.

Новую компанию зарегистрировали в Канаде, поскольку поставили перед собой задачу не ограничиваться в продажах только границами РФ. Назвали ее SkyLark Technology («скайларк» – жаворонок в переводе с английского, название придумали абсолютно случайно…) К тому времени Алексей окончательно перебрался в Торонто. Ему пришлось переписать «с нуля» во второй раз софт для серверов, поскольку не хотелось иметь лицензионных споров с компанией «ДИП».

В Канаду я решил не уезжать, так как все близкие и друзья живут здесь, в России. Открыл в Санкт-Петербурге представительство SkyLark в РФ и «по старой памяти» пришел на поклон в «ОКНО-ТВ», представил новую компанию. К счастью, коллеги откликнулись на предложение о сотрудничестве, и вскоре мы совместно построили эфирные комплексы для «РЕН-ТВ», «Ностальгии», «Первого ТВЧ», комплексы записи в Останкино и на Шаболовке, комплексы врезки рекламы в каналы «Триколор ТВ». Параллельно вели проекты в Прибалтике, Израиле, Узбекистане, Болгарии. Сейчас развиваем «облачный» сервис вещания в США совместно с американским партнером – компанией Multiplex Cloud. Основателю компании Joe Winston пришлись «по вкусу» наши решения, цены и он стал представителем SkyLark Technology на американском рынке.

Сегодня SkyLark Technology – небольшая компания со штатом из пяти разработчиков. Головной офис находится в Торонто. Мы активно используем аутсорс, привлекаем в том числе российских программистов на отдельные проекты.

 

Алексей Соболев

Фото из личного архива

– Как строится управление бизнесом? Разработчики находятся в Канаде, отдел продаж – в России?

– Централизованного отдела продаж нет. Продажи и инсталляции в РФ и СНГ осуществляет офис, расположенный в Санкт-Петербурге, мы работаем со всеми российскими интеграторами в области телевидения. Нашим стратегическим партнером в РФ неизменно остается «ОКНО ТВ».

Продажи в Америке идут через партнера ultiplex Cloud и Joe Winston. SkyLark Technology работает с компаниями-партнерами в Малайзии, Казахстане, Южной Корее, Австралии. Мы находим партнеров, партнеры находят нас, мы обучаем инженеров, предоставляем ПО для тестирования и информационные материалы. В общем, делаем все, чтобы интеграторы могли предлагать наш продукт своим клиентам. Все очень легко…

 

– Я не думаю, что все так легко, как Вы говорите, так как SkyLark – одна из компаний, которая шаг за шагом двигается вперед и обладает массой специфических особенностей.

– Ну, а как по другому? Нужно двигаться и на Запад, и на Восток, как говорится.

 

– Вы управляете этой системой? Как у вас распределены обязанности?

– Можно сказать, что мы на равных правах с Алексеем, но именно он генератор идей и программного кода, следовательно он – безусловный лидер. У кого-то из нас всегда появляются идеи, мы созваниваемся практически ежедневно, встречаемся раз в 2–3 месяца и обсуждаем технические вопросы, планы, перспективы. Мы постоянно находимся в диалоге, у нас есть люди и компании, которым мы можем делегировать какие-то конкретные функции.

 

– То есть вся разработка автономна?

– Да, вся разработка сосредоточена в Канаде, но мы берем людей на подряд, в том числе специалистов из России. Алексей, как профессиональный программист со стажем, контролирует их работу.

 

– А Вы, соответственно, отвечаете за бизнес-составляющие? В том числе занимаетесь разработкой сети в Санкт-Петербурге?

– Так как Алексей – программист, генератор технических идей, часть работы по развитию бизнеса свалилась на меня, хоть я и не бизнесмен.

 

– Как не бизнесмен? Ведь Вы занимали должность технического директора.

– В моем понимании технический директор – это прежде всего инженер, а не бизнесмен. Занимая такую должность, технический директор должен иметь профильное образование, знать каждую мелочь и вникать в суть процесса для того, чтобы ему не навязали ненужного или несовместимого оборудования и софта. Он должен грамотно формулировать задачу и всегда выбирать оптимальное решение.

 

– Я так понимаю, в IT-компании управляющий обязан быть техническим специалистом?

– В небольшой компании – да, конечно. Зачастую случается так, что менеджер в компании, которая продает сложное оборудование, – грамотный управленец, но не инженер. Доводилось общаться со многими менеджерами, продающими ТВ-оборудование – многие попали в сферу ТВ случайно… Такой подход для нас неприемлем.

 

– Я думаю, это проблема отсутствия профессиональной подготовки кадров. У Вас блестящая карьера: технический директор серьезного канала, через какое-то время – свой бизнес. Сейчас бизнес строится на самородках, другого класса людей уже нет.

– Верно. Президент SkyLark и «по совместительству» программист Алексей Садовский – самородок. Без него этого бизнеса не было бы. Это человек, который изначально в одиночку написал софт для вещательных серверов и системы автоматизации «с нуля» и, что принципиально важно, – без изучения и копирования сторонних продуктов. Затем собрал небольшую команду программистов, будучи президентом SkyLark Technology, не отходит от программирования и по сей день. С другой стороны, такому самородку нужно окружение, которое превратит программный код в продукт, займется продвижением, описанием, внедрением… Ваш покорный слуга вместе с небольшой, но сплоченной командой менеджеров, инженеров и выполняет роль такого окружения.

 

– Если говорить об иностранной дистрибьюции, какова специфика работы?

– Жуткая медлительность. Клиенты могут месяцами звонить, общаться, выбирать, говорить, что им все нравится, но в итоге так ничего и не купить. С другой стороны, у нас есть хороший пример работы с европейскими заказчиками. Это Eurosport – 28 стран Европейского союза, 28 локальных точек вещания. В каждой стране ЕС есть своя локализация, везде стоят наши вещательные системы. Есть положительный опыт работы с испанской компанией VSN – они рассматривали и изучали наши продукты буквально «под микроскопом» в течение года, прежде чем принять положительное решение… Американцы более шустрые и чем-то похожи на наших – работают быстро и без лишних слов.

Фото из личного архива

Фото из личного архива

– Сколько у вас на сегодня иностранных дистрибьюторов?

– Не больше десяти. С каждым мы можем созвониться, отдельно встретиться. Или, к примеру, сесть в самолет и полететь вместе в Торонто посмотреть интересующее решение. Через 5–10 дней они уже делают заказ.

 

– Иностранных клиентов не смущает факт, что все учредители компании – русские?

– Абсолютно нет. В Канаде и США никого не волнует твоя национальность –  важны репутация, послужной список и перечень инсталляций. Как-то раз по просьбе Алексея я ездил на инсталляцию в маленький городок Фресно в Калифорнии. С утра в офисе нас угощали пончиками и кофе – нормальный коллектив, хорошая обстановка – все как и у нас в России. Я спросил, как относятся к русским, на что мне ответили, что у них в телекомпании работают и русские, и белорусы, и никаких проблем они в этом не видят.

 

– Скажите, а система конкурсов на Западе такая же, как и у нас?

– Наш опыт показывает, что не совсем такая. В России мы непосредственно не участвуем в конкурсах – работаем через системных интеграторов, у нас больше бумаг и бюрократии. В Европе и США – формируем предложение, клиент сравнивает функции и цены, затем сообщает, выиграли мы конкурс или нет.

 

– У вас существует какой-то call-центр, который обслуживает клиентов?

– Мы работаем через партнеров-интеграторов, которые занимаются не только продажей, но и поддержкой своих клиентов – принимают звонки и вопросы по e-mail. Если возникает сложный и экстренный вопрос, по электронной почте разработчики отвечают из Торонто.

 

– Интересно, а какой у вас офис?

– Офисов три: один в Торонто для разработчиков и два в Питере (бухгалтерия и настройка серверов). Они небольшие. Я в офисе бываю редко, поскольку минимум четыре дня в неделю в разъездах, работаю из дома удаленно: интернет плюс мобильная связь – великая вещь! Мы делегируем полномочия нашим партнерским компаниям, например, компания «Форсайт» из Санкт-Петербурга собирает для нас серверы, «ОКНО ТВ» поставляет оборудование тракта. На территории компании «Форсайт» у нас тоже есть свой технический офис.

 

– На какие выставки Вы ездите?

– Каждый год традиционно – NATEXPO, поскольку клиентов в России огромное количество. Периодически – IBC и NAB. Стоит отметить, что на выставках вне России мы собираем огромные пачки визиток. После выставки, продолжая деловое знакомство, выходим с коллегами на связь, собираем их пожелания. Но, увы, далее дело идет далеко не всегда. Основная масса клиентов, пришедших к нам, узнала про нас через англоязычный web-сайт, на котором описаны все продукты SkyLark до мельчайших технических подробностей. Мы отталкиваемся не от классического маркетинга, а от конкретных решений, которые ищут потенциальные клиенты. С точки зрения большого бизнеса это неправильно, однако данный подход в рамках небольшой компании отлично работает.

 

– Какие перспективы в дальнейшем видите для себя?

– Сейчас очень интересный тренд – телевидение по запросу. Все больше и больше зрителей смотрят телевизор через специальные платформы, к примеру Apple TV, Smart TV и т. д.

 

– То есть что-то вроде потокового вещания, собранного из разных ресурсов?

– В том числе. В Канаде и Америке есть такая практика, что вместе с водопроводом в дом заходит ТВ-кабель, который в месяц стоит порядка $150. Для сравнения, только интернет стоит $50. Люди стали отказываться от традиционного ТВ и все телевидение смотрят через интернет, так как это удобнее и дешевле. В случае с интернетом линейное потоковое вещание теряет актуальность, поскольку зритель может смотреть именно то, что он хочет или то, что пропустил. Здесь мы решили попробовать себя в роли разработчика компактной медиаплатформы для небольших вещателей, которые, взяв ее за основу, могли бы своим клиентам предлагать онлайн-сервис, хранящий эфирные материалы и метаданные, которые могли бы публиковаться на сайте. Такой сервис позволит пользователю программировать и создавать собственные плей-листы из программ конкретного вещателя.

Есть еще одна проблема. Наличие архива, насчитывающего сотни тысяч программ, неудобно для зрителя. Пользователю нужно ежедневно предлагать списки просмотра, плей-листы, которые менялись бы периодически, исходя из его предпочтений. Программирование должно быть как в обычном телеканале, но при этом пользователь из этого плей-листа мог бы выбирать программы сам. Как правило, у человека нет времени на поиск, он хочет, чтобы ему предоставляли список из десятка программ, и из них он уже выберет то, что интересно.

 

– Думаете, это актуально?

– Да. Это работает уже сейчас – садясь за руль, мы зачастую выбираем музыку из списка, рекомендованного нам «на сегодня» сервисом Apple Music, например…

 

– Мне кажется, большое будущее для вашего бизнеса – это сегмент интернет-вещания.

– Возможно. Традиционное «линейное» вещание, безусловно, останется, но делать ставку только на него было бы ошибкой. Нужно разрабатывать новые сервисы. Вся концепция on-demand-платформы очень хорошо подходит для музеев, школ и университетов, так как каждое образовательное учреждение сегодня неизбежно формирует свою медиатеку. Даже медикам и военным, с которыми мы сотрудничаем, очень важно архивировать контент, описывать его, потом искать, просматривать, отбирать фрагменты. Каждому заведению очень важно иметь свой локальный медиаархив с web-доступом, это никогда не будет лишним.

 

Спарвка:

Алексей Соболев родился 31 декабря 1968 г. в Ленинграде.

1975–1985 – среднее образование.

1985–1987 – Ульяновский политехнический институт, специальность «Радиосвязь, радиовещание и телевидение».

1987–1989 – служба в армии.

1989–1992 – Ленинградский институт киноинженеров, специальность «Радиосвязь, радиовещание и телевидение».

1991–1994 – инженер монтажа ТРК «Петербург».

1994–1998 – руководитель комплекса монтажа ТРК «Петербург».

1998–2002 – технический директор ТРК «Петербург».

2002-2009 — технический директор ООО «Фирма «ДИП».

2009 по наст. время –технический директор компании SkyLark Technology Inc., генеральный директор ООО «Системные решения для телевидения» –  представительства SkyLark Technology Inc. в РФ и Восточной Европе.

Женат, детей нет.

 

Елизавета Караева