Интервью  с Анатолием Застенкером, генеральным директором компании Vidau Systems.

Журнал «Техника кино и телевидения» № 5 2018 (697)
Рубрика «Телевидение. Карьера»

– Вы возглавляете довольно известную в индустрии компанию, но лично телевизионному сообществу знакома, как правило, только Ваша подпись. Ваша семья была как-то связана с телевидением?

– Ни в коей мере. Родился я в Москве в 1956 году, в практически нищей семье. Мой отец работал грузчиком в местном магазине. Он был инвалидом войны, после тяжелой контузии плохо говорил, поэтому больше его никуда не брали. Мама устроилась в тот же магазин продавцом, и на ней держалась семья. Родители познакомились в госпитале, где мама работала медсестрой. Но детство мое прошло на окраине Москвы, на Тимирязевской, и одним из самых ярких воспоминаний той поры для меня стало строительство Останкинской башни. Она росла буквально на моих глазах, мы с приятелями почти ежедневно бегали смотреть на эту фантастическую по тем временам стройку. Начало вещания с нее для нашей ватаги явилось событием долгожданным и волнующим!

– Как сложилась Ваша судьба потом?

– Моя судьба складывалась по-разному, но всегда интересно. В 18 лет я твердо решил жениться. Причем не на какой-нибудь соседке, а на девочке из очень приличной семьи – английская спецшкола, фигурное катание, музыкальная школа. Ее отец был весьма известным человеком, соратником и близким другом Курчатова. Работал начальником отдела плазменных исследований в его институте. Познакомились мы с этой сказочной принцессой совершенно случайно, когда добирались от школы на одном речном трамвайчике, и я нахально вызвался ее проводить. Это была судьба, не иначе – по дороге нас встретили трое парней и она была покорена тем, как лихо я их раскидал. Мы женаты до сих пор, в этом мае будет 45 лет со дня нашей свадьбы.

– Удивительно. особенно на фоне современных браков. Секретом можете поделиться?

– Даже не знаю, чем заслужил. Жена сделала из меня человека. У нас в семье ни у кого не было даже законченного среднего образования. У папы один класс, у мамы – три. А у меня вот оказалось сразу три высших. Хотя после окончания школы я решил не учиться, а зарабатывать – пошел на Московский завод «Кристалл» учеником распиловщика бриллиантов. По тем временам я считался юношей с очень хорошим доходом, зарабатывал до 300 рублей, в то время как мама, например, работала за 80, а папа – вообще за 60.

Будучи уверен в своей финансовой состоятельности, я пришел свататься, когда мне не было и восемнадцати. Матвей Николаевич Шепелев, мой планируемый тесть (он прожил почти до ста лет и умер совсем недавно), сказал: «Я не выдам дочь за человека без высшего образования, иди учись»… Тогда Московский геологоразведочный институт как раз объявил дополнительный набор, и я поступил на его геофизический факультет. Просто потому, что, по требованию будущего тестя, в моей специальности должно было присутствовать слово «физика».

– То есть выбор профессии был продиктован любовью и это помогло?

– А как же! Пожениться нам разрешили ровно в 18. Я майский, жена июньская. Уже замужней дамой она поступила на дневной в Сеченовский медицинский университет. А я учился на вечернем и бросил завод, чтобы работать по специальности. Начал с «Гидропроекта», отдела геологических исследований и изысканий. Занимался геофизическими исследованиями оснований плотин. Постоянно ездил в экспедиции, работал на Усть-Илимской и Богучанской ГЭС. Это оказалась очень опасная профессия, Из тех ребят, кто учился со мной, на сегодняшний день живы меньше половины. В этом смысле можно считать удачей, что в 24 года я вдребезги разбился на экспедиционном уазике. Он был неисправен, потом это официально подтвердил суд. Пережив две клинические смерти, получил инвалидность первой группы и роскошную пенсию, которую до сих пор выплачивает мне «Гидропроект», предоставивший экспедиции ту злополучную машину . С диагнозом «повреждения несовместимые с жизнью», около года пролежал парализованным, но жена все это время выхаживала меня упорно. Прочитал всего Достоевского, потихоньку восстанавливая подвижность. Затем стал пробовать ходить с костылями, потом с палочкой…

– И вот прошел год, что было дальше?

– Искал новое поприще, надо же было как-то семью содержать. Пробовал устроиться учиться по другой специальности, но никуда не брали. Всюду была военная кафедра, а я как инвалид перестал быть военнообязанным, военный билет мне погасили. Мы с женой решили, что нормально работать шансов нет, и я устроился на инвалидную фабрику, стал на дому вязать детские свитера. Вскоре мы купили домик в деревне. Но землю копать я, конечно, не мог, и мы стали гнать самогон, чтобы деревенские копали нам огород. Самогон у нас получался отменный, но в один прекрасный день ко мне пришел участковый и сказал: «Анатолий, ты гонишь самогон, я тебя посажу!» – «Я и так сижу!». В общем, поговорили мы с ним откровенно. В то время Андропов как раз реорганизовывал милицию и требовал, чтобы все участковые получили высшее образование. И при ВЮЗИ (сейчас это Юридическая академия) открыли факультет повышения квалификации для участковых. Туда-то мой участковый меня и устроил. Проучился я там два с половиной года и был их лучшим студентом. Так что второе высшее у меня – юриспруденция.

– Вы тогда уже самостоятельно ходили?

– Более-менее, с палкой. Мне государство выделило «Запорожец» с ручным управлением, так что я туда ездил. По окончании меня распределили в следственное управление при Бутырской тюрьме, адвокатом по 46-й – бесплатный адвокат, госзащита. В «Бутырке» тогда злодеев не было, в основном цеховики, торгаши, спекулянты. На дворе шел 1986 год, и на этом перекрестке эпох я, как говорится, оказался в нужное время в нужном месте. И вскоре именно благодаря тем своим клиентам открыл собственную юридическую контору.

– Ваша мама еще жива была, застала второе высшее образования сына?

– Мама умерла в 1999 году, так что застала даже третье высшее. В 1997 году я поступил в Российскую академию госслужбы при Президенте на факультет государственного управления и права, готовился стать профессиональным управленцем. Так что снова работаю по специальности (смеется).

— Вернемся к Вашему адвокатскому бизнесу. Какая собственно была связь между ним и телевизионной отраслью?

– В каждой юридической конторе должен быть хороший адвокат. В моей хорошим адвокатом был Еремин Борис Николаевич. К сожалению, он рано умер. Великолепный юрист, но у него была проблема с алкоголем. Однажды, когда у него случился запой и он не вышел на работу, ко мне пришли трое юношей и сказали, что хотят создать фирму для торговли компьютерами и видеотехникой. Им надо было написать устав и зарегистрировать фирму под названием «Торговый дом «Отон», а еще требовалось найти кого-то на место президента этой компании. И я тут же стал их президентом. Мы быстро стали очень известной торговой сетью, закидали телевизорами, компьютерами и бытовой техникой всю Россию. Президентом такого предприятия быть здорово – личная охрана, иномарка.., но в 1997 году «Торговый дом «Отон» не выдержал конкуренции и закрылся. И я снова остался без работы.

Тут-то судьба и привела меня в телевизионную сферу. Дело в том, что уже под занавес своей истории «Отон» создал самостоятельное подразделение, торговавшее профессиональным телевизионным оборудованием. Продажами у них занималась Елена Шишкалова, которая затем перешла в «Корпорацию «DNK». По ее рекомендации меня и пригласили стать генеральным директором этой компании. Три года пролетели в пылу споров о том, как именно следует развивать бизнес. Результатом явился наш с Еленой уход оттуда и создание в 2000 году собственной фирмы – Vidau Systems, приоритетным направлением деятельности которой стала системная интеграция. И это дело нам до сих пор по душе.

– Как распределяются функции внутри вашей компании? – В общем-то, совершенно естественно. Елена организует непосредственную работу, ведет проекты, а я обеспечиваю административно-бюрократический фронт, работаю с представителями государственных органов и банков. Со старых времен у меня осталось много связей, накоплен соответствующий опыт, поэтому занимаюсь бухгалтерией, кадрами, логистикой и финансовыми потоками. Системная интеграция – дело довольно сложное. Для меня она воплощает уверенное торжество человеческой мысли, ясной и четкой, как знакомый с детства контур Останкинской башни. Приятно, что офис нашей компании расположен поблизости от нее.

– Вы такая героическая личность, к тому же и счастливо женаты, почему же жена и дочери не носят Вашу фамилию?

– Фамилия тестя была когда-то широко известна, и сохранить ее в потомках для него было очень важно. А для меня всегда было важным другое, так что каждому свое. Главное, что у меня очаровательная жена, две прекрасные дочери и уже три чудесных внучки. Мне удается им помогать идти по жизни своим путем и продолжать прославлять свою фамилию. Может, поэтому мой тесть и жил долго, а умер легко, на пороге своего столетнего юбилея.

– Прославлять? В каких же масштабах?

– В мировых. Дело в том, что моя жена, Елена Матвеевна Шепелева, в 2003 году создала Клуб любителей гонок на собачьих упряжках «Конкорд». Команда Клуба принимает участие в международных соревнованиях с 2005 г. и официально представляет Россию в WSA – международной ассоциации ездового спорта. За это время клуб завоевал для нашей страны 11 золотых, 18 серебяных и 10 бронзовых медалей. Все международные соревнования, в которых участвовали спортсмены клуба, транслировались каналом «Евроспорт». Российские соревнования широко освещались в новостях каналов «Россия1», «ТВЦ», «Подмосковье», «Нижегородское телевидение», телевидение «Казань» и т.д. Особая дружба связывает клуб и его питомник с программой «Планета собак» канала РТР «Моя планета». Ежегодно мы участвуем в передачах этого канала. Собаки питомника Клуба не только прекрасные спортсмены, они еще и красавцы, которые побеждают на выставках. Среди них 6 интерчемпионов и даже чемпион 15 стран, включая Канаду и США. Наша старшая дочь, Шепелева Елена Анатольевна, пошла по стопам мамы. Она закончила Ветеринарную академию с красным дипломом, теперь лечит собак питомника, а это порядка 50 голов. Занимается гонками на собачьих упряжках, тренируется с 12 лет и входит в десятку лучших гонщиков мира в своей категории «упряжка из 6 собак породы сибирский хаски». Она уже завоевала титулы: мультичемпион России, Победитель Кубка Балтии и вице-чемпионка Европы – в этом году на Чемпионате Мира по драйленду (бесснежные виды гонок) стала серебряным призером. И это несмотря на то, что вышла замуж даже раньше своей мамы и сразу родила нам старшую внучку. Эта девчушка уверенно продолжила семейную спортивную летопись и даже превзошла свою маму – Шепелева Елена Ильинична впервые встала на нарту в 5 лет. Этот факт нашел свое отражение в программе «Планета собак», посвященной породе хаски. Ведущий программы, Григорий Манёв, тогда прокомментировал: «Запомните эту девочку, она скоро станет чемпионкой!» Как в воду глядел: Ляля, как мы называем ее дома, дебютировала в прошлом году и стала вице-чемпионкой Европы среди юниоров, а в этом сезоне на драйленде поднялась на высшую ступеньку пьедестала и привезла в Россию первое золото Европейского турнира. Наша маленькая звезда! Ее младшая сестра, Ксюша, уже сейчас, по мнению специалистов, блестяще играет на рояле, возможно, ее будущим станет музыка. И младшая наша дочь, Шепелева Алиса Анатольевна, тоже очень талантлива. Закончив РГГУ, она положила диплом на полку и пошла работать фэшн-фотографом. Снимает моделей, весьма успешна. Со временем надеюсь увидеть ее работы на международных выставках и на страницах именитых изданий. Она уже подарила нам еще одну внучку, Еву, но, возможно, мы с женой дождемся когда-нибудь и внука. Пора бы разбавить наше девичье царство.

– Таким образом, Вы посвятили свою жизнь телевидению, а Ваша жена – собакам?

– Не совсем так. Свою жизнь мы посвящаем нашей семье и друг другу, но телевидение и собаки оказались связаны больше, чем может показаться на первый взгляд. И дело тут не в родственных связях, а просто по-другому не получалось: в 2003 году мы с женой впервые привезли дочь на первую в ее жизни международную гонку. К тому времени она уже была неоднократной Чемпионкой России, и мы решили рискнуть. Приехали – и тут я понял, насколько российские спортсмены отстают в экипировке: даже у крохотной Андорры большая команда, с одинаковой формой на все случаи жизни, а мы… И одеты кто во что, и нарты у нас из раскладушек, и гонку мы продули… Заело меня, за державу стало обидно! Так и в моей жизни появился профессиональный ездовой спорт и клуб «Конкорд», бессменным президентом которого стала моя жена, а генеральным спонсором до сих пор является наша компания Vidau Systems.

Так российская сборная по ездовому спорту получила форму, инвентарь, возможность выезжать на престижные соревнования. Результаты не замедлили сказаться: в 2006 году наш гонщик впервые поднялся на европейский пьедестал! Это был лыжник Наиль Эксанов. Его победа явилась полной неожиданностью для устроителей, они даже не запаслись гимном России и в панике поставили «Славься!» Пришлось после церемонии награждения подарить им запись с наказом поберечь – пригодится еще. В 2008 – гимн зазвучал снова, в честь Михаила Гудакова, который ушел из юниоров Чемпионом Мира. На следующий год наш Саша Александров стал вторым в Европе. Теперь и на нашей улице праздник: в прошлом году зимой Ляля дебютировала на международной гонке в составе сборной и стала второй, а в этом году – уже первой. И ее мама не подкачала: в тяжелой борьбе стала серебряным призером в своем классе. Так что системная интеграция постоянно находит свое отражение во всех сферах моей жизни.