Интервью с руководителем технического отдела телеканала «Дождь» Максимом Шныревым (ТКТ 07/675 2016)

Какое у Вас образование и как Вы оказались в индустрии?

Я окончил МГТУ им. Баумана, факультет РТ «радиоэлектронные системы и устройства», диплом у меня, правда, не красный.

Только в 11 классе я понял, что надо учиться, еще в 10-м не знал, как сосчитать дискриминант. Поэтому Бауманка сильно меня «отстегала».

В конце последнего курса я решил, что диплом напишу сам, тема моей дипломной работы – Система оцифровки и передачи радиометрических данных по радиоканалу. Предметом исследования я выбрал прибор, который передавал радиометрические данные по радиоканалам на расстояние 200-300 метров. Главное удовольствие заключалось в том, что я сам провел научную работу, от начала до конца, это очень интересно.

Потом какое-то время я, как и многие ребята, пробовал писать музыку, но быстро понял, что это не мое. Я больше технарь. Я нашел себе студию, работал звукорежиссером. Однако вскоре решил, что мне нужно что-то еще, чтобы расти, поэтому телевидение – именно то, что было мне нужно.

На «Дождь» я пришел на стартапе в 2009 году. Не было вариантов. Креативный продюсер Вера Ключевская, правая рука Натальи Синдеевой, сказала тогда фразу: «Давайте ввяжемся в драку, а дальше посмотрим». По этому принципу я продолжаю действовать до сих пор: ввязываюсь в драку, а там уже нет вариантов – надо выигрывать.

Из каких ступеней состояла Ваша карьерная лестница? 

Это можно считать чудом: я был режиссером в студии звукозаписи и искал что-то стабильное в плане финансов. Телевидение предоставило мне возможность стабильного заработка, тем более что на «Дождь» меня взяли без опыта работы.

Тогда я вцепился в шеф-инженера «ОКНО-ТВ» по звуку Дениса Шевченко, когда он интегрировал оборудование, начал все осваивать, со временем ко мне приходило понимание, как это можно просто объяснить другим.

Я заразился телевидением настолько, что в какой-то момент понял, что звукорежиссура на телевидении – это не совсем то, чего я ждал. Картинка, техника – вот что мне интересно на ТВ. Дальше все закрутилось: я возглавил отдел по звуку, искал новые решения, оптимизировал работу. А канал тем временем искал технического директора (на стартапе эту должность занимал Денис Максимов). Поскольку я был, наверное, больше всех технически подкован, мне предложили попробовать.

На выставках ко мне относились очень скептически. Можете представить, как я в 27 лет смотрелся на фоне 50-летних технических директоров с большим опытом и стажем. Но свой возраст я не считаю недостатком. Они консервативны, а у меня свой прогрессивный взгляд на многие вещи.

Само собой, большую поддержку оказала жена, она – моя жизненная опора. Мы поженились пять лет назад, она прошла со мной через все трудности.

За время работы на «Дожде» я освоил этот принцип: что не убивает нас – делает нас сильнее. Мы существуем на подписке, поэтому нам приходится рисковать каждый день.

Что бы выделили как пример рискованных технических решений? 

«Флакон» – хороший пример. Площадка совсем не подготовлена ни для телевидения, ни для чего-то технически масштабного. Надо было протягивать кабели, искать решения по передаче сигнала. До сих пор бывает, что картинка «сыпется». Брак такого характера непозволителен. Будь бы мы на кнопке или мультиплексе, нас бы не поняли, но мы находимся в основном в интернете. Для нас важно сделать сейчас так, чтобы зритель не заметил брака. Бывают моменты, когда трансляция телеканала сутки висит на ниточке, давая нам возможность модернизировать систему. Само собой, на федеральном канале никто бы не разрешил так сделать. Слишком большой риск.

С какими трудностями приходилось сталкиваться при съемках?

Со звуком есть нюансы. Когда мы находились в бизнес-центре «Красный октябрь», мне детально приходилось работать над системой шумоподавления. Во «Флаконе» ситуация еще хуже, здесь совсем нет звукоизоляции и звукопоглощения. Систему, перенесенную из старого офиса, пришлось существенно модернизировать. Мне, само собой, хочется идеально сухого голоса, без всякой вибрации, без шумов. Разумеется, когда падает стремянка на заднем плане, это несолидно.

Как происходил ваш переезд? 

В этот момент я уже занимал должность технического директора. Когда нас попросили из бизнес-центра «Красный октябрь», о существовании «Флакона» мы еще не знали. Съехали мы в никуда. Был период вещания из квартиры генерального директора Натальи Синдеевой. Да, нам было неудобно, все было скромно, но для зрителя прошло незаметно. Мы создали эту модель и в одну ночь, буквально за шесть часов, перенесли ее. Фактически мы переехали мозгами, идеями, и каждый день в течение трех-четырех месяцев уже что-то достраивали и дополняли. Все делали по ночам, само собой.

Это грандиозное событие, победа для меня. В этот переезд вложены все силы.

На «Флаконе» ситуация стабилизировалась. Когда я рассказываю о том, что все было построено за семь дней, то вижу на лицах людей немой восторг. Само собой, у нас были и есть мелкие проблемы, например отсутствует маркировка у проводов.

Сейчас вся махина набрала такой оборот, что резкая смена кадров невозможна. Есть пять человек, которые знают, как это работает. Если один из пяти уходит – все нормально, если уходят двое, то это проблема.

Дождь Синдеева Шнырев Максим

Максим Шнырев с женой и дочкой

Почему не стали продолжать сотрудничать с «ОКНО ТВ»? 

«Окошко» – молодцы. Они очень умно и очень серьезно подходят к вопросу, делают все дотошно, маркируют каждый проводочек. Я это уважаю, но в тот момент главным для нас стала скорость. Мы обратились к ним за демонтажем студии. На схемы времени не было, поэтому мы искали подрядчика, который творил бы на месте, без технического задания. Многие интеграторы сначала соглашались, но, узнав, что ТЗ не существует, не брались с нами работать.

В тот момент я сутками находился на работе. Меня сменял наш старший администратор Ефимов Александр, двое суток он здесь – потом я.

Коллектив сформирован до Вас или вместе с Вами?

IT-ядро существовало до меня. Моя правая рука, старший администратор, уже работал. Я привел с собой звукоинженера, на данный момент он у нас – главный видеоинженер. Еще один был звукорежиссером, сейчас он – главный звукорежиссер. Получается, что поднялся я, со мной также поднялись люди. Но это не значит, что я кого-то менял на должностях, просто когда я пришел, все разошлись. Так сложилось, что команда сама себя вырастила. Мы уже лет пять вместе работаем.

Что для Вас открыло телевидение? 

Когда я начал заниматься этим, был страх перед IT и видео, я ведь все-таки звукорежиссер. В итоге оказалось, что страшны исключительно масштабы. Если разобраться в каждой отдельной детали, в каждом процессе, то все элементарно. Я стал объяснять все коллегам на пальцах. Самое главное – отпустить страх психологически, поэтому я всегда говорю, что все просто.

Я помню, мы искали видеоинженера. Приходили ребята, которые работали дежурными инженерами канала, но они не могли ответить на вопрос, что такое Full HD или SDI. Я понял, что нам проще взять «горящие глаза», которые хотят работать, которые желают учиться. Мы берем такого человека на работу, и через месяц он уже во всем разбирается. Я для себя понял, что мне проще вырастить специалиста, чем посадить готового на это место.

Как вы справляетесь со стрессом?

Я не знаю, как я снимаю стресс. Мне доставляет удовольствие тот момент, когда ты устаешь: мозг начинает более творчески подходить к работе, а после того, как задача выполнена, чувствуешь удовлетворение. Тяжело в те моменты, когда ты потратил время, но задача все равно не выполнена. Тогда ты напряжен, тогда стресс. Но если ты не спал ночь, но сделал то, что хотел, чувствуешь себя великолепно.

Какие планы на будущее? 

Стартап «Дождя» заразил меня настроением строительства. Хочу запустить что-то более масштабное, современное, грандиозное с технической точки зрения. Лично мне хочется поработать в масштабном проекте в роли шеф-инженера по звуку. Раньше я знал, что хочу быть звукорежиссером, сейчас не знаю, кем хочу быть: есть столько всего интересного. За время работы я понял, что телевизионная техника – целая наука, очень интересная. Хочется совершенствоваться. Я всюду ныряю с головой, пытаясь узнать как можно больше нового. Мои амбиции даже сейчас летают где-то высоко, но пока я до них не дотягиваю.

А вот идеи канала, которые у нас есть, упираются в деньги. Задача состоит в том, как дешево воплотить задумку. Ты чего-то хочешь, но понимаешь, что нет возможности сделать это сейчас. Правда, всегда появляются моменты, ежемесячно что-то дорабатывая, мы становимся лучше.

Врезка:

Для нас принципиальный момент: мы не выходим из эфира, мы всегда должны быть онлайн.

Справка:

Максим Шнырев родился 25 июня 1986 г.

В 2009 г. окончил МГТУ им. Баумана, факультет РТ «радиоэлектронные системы и устройства». В 2009–2012 гг. занимал должность главного звукорежиссера телеканала «Дождь». С 2012 г. по н. в. – руководитель технического отдела телеканала «Дождь». Женат, дочке 1,5 года.