Интервью с заместителем главного инженера Киноконцерна «Мосфильм» Алексеем Сеньковским.

— Алексей, когда и в какой семье Вы родились? 

— Я родился в самой обычной советской семье, которая никак не была связана с кино. Я не являюсь представителем какой-либо кинематографической династии. Мама у меня – педагог, а отец – инженер на оборонном заводе. 

Мой отец с малых лет прививал мне любовь к технике и к фотографии, он сам очень продвинутый фотолюбитель, и я с детства проводил с ним много времени в ванной, проявляя пленки под красной лампой и печатая фотографии.  Я сам много фотографирую – своих детей, семью, где-то в поездках, иногда делаю снимки на пленку. Мои детские увлечения наверняка оказали влияние на мое профессиональное становление и привели меня в кино. 

— В каком возрасте Вы начали увлекаться съемками? Ведь съемки – это творчество, а техника и технология – это уже совсем другая область. Когда у Вас стали проявляться, скажем, качества инженера?

— Думаю, что творчество и увлечение техникой и технологиями неразрывно связаны друг с другом и эта любовь прививается еще с детства.  Я помню, как родители водили меня по театрам, галереям и музеям: ГМИИ им. «А.С.Пушкина», «Эрмитаж», в Консерваторию, и увиденные там работы великих мастеров наверняка отпечатались в подсознании, поэтому и фотографировать я начал лет с десяти-двенадцати. У меня всегда был доступ к отцовской технике, и у самого было несколько любительских фотоаппаратов. Я всегда что-то придумывал, изобретал, думал, почему это устроено так, а не иначе.

А осознанное решение связать себя с этой профессией пришло довольно поздно – в институте, причем, на последних курсах, когда я случайно оказался на съемочной площадке. 

— В каком институте Вы учились?

— После школы очень легко поступил в Московский железнодорожный институт, но на втором курсе понял, что это не мое – был такой период метаний и поиска себя. Перевелся в Агроинженерный университет по специальности «Теплоснабжение промышленных предприятий», который с успехом закончил. Это совершенно не связано с кинематографом, но так получилось, что я оказался именно в этой сфере.

— Как Вы выбрали свою профессию? Согласитесь, что это не типичный выбор.

— Мне нравилась учеба по своей специальности, я полностью погружался в процесс и спустя какое-то время после окончания учебы всерьез думал работать по специальности, но так получилось, что я оказался на съемочной площадке. Это полностью перевернуло мое понимание, чем я хочу заниматься дальше.

— А как это произошло?

— Еще со школы у меня очень много друзей, которые  так или иначе связаны с кино: кто-то учился во ВГИКе на продюсерском, кто-то работал на съемочной площадке рабочими, постановщиками, реквизиторами на «Мосфильме», снимался в массовке. Например, многие из нашей общей компании поработали на фильме «Копейка» Ивана Дыховичного и Вадима Ивановича Юсова. Так и я оказался в кино, и как бы это пафосно ни звучало, я заболел этим делом. Для себя тогда решил, что хочу работать только с киносъемочной техникой. 

Я стал искать возможности и узнал, что «Мосфильм» объявляет курсы механиков, кстати, этому у нас в стране больше нигде профессионально не учат, только на киностудии – это был август 2002 года. Я подал документы, записался на эти курсы, до начала которых оставалось два месяца. Я думал, чем бы заняться, и чтобы не терять время устроился на киностудию в сантехнический цех, так велико тогда было желание работать на «Мосфильме».

В конце каждого рабочего дня я приходил к ребятам в Операторский цех и до позднего вечера мучил их своими вопросами, осваивал камеры, оптику и все два месяца до начала обучения детально занимался изучением вопроса, читал всякие инструкции. Я ездил в «Останкино», встречался там со специалистами, и когда начались курсы, уже был хорошо подготовлен. Это то время, когда только стали появляться цифровые камеры Digital Betacam, на которые снимали преимущественно сериалы, и механиков, знающих их, еще было мало. «Мосфильм» вообще тогда стал очень активно развивать это направление – «цифровой кинематограф», это относится и к постпродакшну.  

Не закончив обучение, я сразу попал на свой первый проект, куда меня пригласили в операторскую группу к замечательному кинооператору Вадиму Валентиновичу Алисову.

— Вернемся немного назад. Когда в первый раз попали на съемочную площадку, что Вы делали?

— Друзья попросили перевезти реквизит и мебель из «Белого дома» (старое здание КСПС «Мосфильм») на съемку. 

— Так, получается, что Вы через служебный вход попали в индустрию?

— Да, совершенно верно. Так часто бывает на самом деле. И у нас таких примеров масса. Многие люди оказываются в кино после получения профильного образования, другие же приходят в эту сферу спонтанно. У меня есть такие знакомые: профессиональные спортсмены, например, чемпион мира по плаванию – декоратор, мастер спорта по волейболу – профессиональный звукорежиссер или водитель троллейбуса – ассистент оператора по фокусу и т.д. 

Кино – удивительная сфера, она привлекает к себе совершенно разноплановых людей! И я знаю почему. На съемочной площадке каждый день по-своему разный, как калейдоскоп – общение с интересными творческими людьми – режиссерами, актерами, операторами, художниками, это разные объекты и снимаемые сцены. Мне всегда было интересно следить за тем, как создается изображение, смотреть за работой режиссера и кинооператора. Я внимательно изучал, как они ставят кадры, разводят мизансцены, как оператор работает со светом, почему выбор пал именно на этот объектив и с этим фокусным расстоянием, почему он делает вот так, а не иначе, применяет этот светофильтр, зачем здесь движение камеры. В тетрадку зарисовывал схемы света.

Благодаря этой работе, я побывал на съемках во многих странах мира, был в местах, где вряд ли окажется не киношник. Это огромное количество событий, которые умещаются в один день. И конечно это многих привлекает, кому не интересна офисная рутина. 

Съемочная площадка для меня долгие годы была родным домом. И так совпало, что проекты шли один за другим, практически без перерыва. Заканчивалась одна съемка, начиналась другая, было много экспедиций. И это был довольно увлекательный период жизни, я с особой теплотой его вспоминаю. 

— А что было потом? Почему Вы ушли с этой работы?  

— По завершении очередных съемок мне предложили возглавить Комплекс Операторской техники, и я приступил к новым для себя обязанностям.

— Одно дело, Вы выполняете задание руководства на площадке – оператора, другое дело – Вы сами являетесь руководителем. Насколько сложно психологически это было для Вас?

— У меня естественно и сейчас есть руководители. Вначале были опасения – справлюсь ли я? Ведь это большая ответственность, но мне всегда помогало хорошее знание процесса съемок кино. На самом деле, мало что изменилось, просто съемочных площадок стало намного больше. Сейчас я курирую все съемки, проходящие на территории «Мосфильма» и везде, где задействована наша техника. Мы также общаемся с операторами, режиссерами, проводим тестовые съемки и презентации нового оборудования на «Мосфильме».

— Теперь у Вас больше нагрузки?

— Сейчас обязанностей стало еще больше, так как, будучи заместителем главного инженера, я еще курирую и все вопросы инженерной службы. Отдельное важнейшее направление – это цифровая реставрация наших кинокартин. Работать стало еще интереснее, и работа стала очень разноплановой – нужно организовывать процесс, разбираться в технологиях, а не только в съемочной технике, знать все этапы постпродакшна – цветокоррекция, монтаж, запись музыки, речевое озвучивание и т.д. 

С тех пор как я начинал работу на «Мосфильме», многое изменилось – в павильонах теперь снимают не только кино. Очень много телевизионных проектов. К примеру, я захожу в павильон, где идет съемка шоу «Голос» или съемка «Новогодний Огонек», и учусь тому, как работают телевизионщики. Это тоже очень ценный опыт.  

Все, что касается кино, мне знакомо, а вот телевидение – уже другая территория. Клипы, реклама, актерские пробы – все это очень интересно. И здесь также очень много всяких моментов, связанных с менеджментом, общением с заказчиками, планированием работы.

— У вас большой штат? 

— В Операторском Комплексе четыре человека. Два сменных дежурных мастера, бухгалтер, механик по ремонту. 

— Как Вы справляетесь с работой?

— Справляемся. Поставили работу таким образом, чтобы все успевать. 

— А у Вас не возникало желание самому пойти во ВГИК поучиться на режиссера или оператора?       

— Мне предлагали, и я сам об этом думал, но нет. Лучше быть хорошим специалистом на своем месте и развиваться в выбранном направлении, чем сомнительные перспективы самому снимать кино. Для себя я выбрал именно такой путь. ВГИК каждый год выпускает несколько десятков операторов… Я вообще считаю, что если ты не способен придумать и привнести что-то новое в киноизображении, например, как оператор, лучше за это не браться. В себе я не чувствую такого потенциала.

— Просто все, что Вы рассказываете – это режиссура. Вы же понимаете технологический процесс, технические возможности, говорите, что Вам интересны построения мизансцен, как все происходит?

— Я думаю, что эти вещи должен понимать любой руководитель, который занят в данной сфере. Даже рядовой сотрудник, который работает на площадке. Я всегда нашим механикам стараюсь привить, что их работа не должна сводиться к бездумной замене батарей и объективов. Сегодня работая с профессиональными цифровыми кинокамерами, нужно обладать знаниями IT-специалиста – оборудование становится все сложнее, и, если ты будешь простым ремесленником и не будешь развиваться, ты дальше не пойдешь. 

Надо постоянно учиться, читать форумы, ездить на выставки. Пусть в Москве их не так много, но все равно, нужно копать глубже – общаться со специалистами, ездить на презентации, учить технологию и знать все этапы производства кино.

Сейчас очень многое изменилось. У нас есть поколение механиков, которые начинали работать с кинопленкой, и сейчас они остались не у дел. Во многом из-за того, что они не хотят учиться работать на цифровой технике. А цифра развивается очень бурно, и если ты не будешь знать хотя бы возможности и функционал кинокамеры, ты станешь не нужен – про тебя просто забудут. 

— Вы сказали про большой комплекс. А за что Вы вчетвером отвечаете в нем? Какие функции выполняете непосредственно Вы? 

— Да, Комплекс большой. В первую очередь, мы предоставляем услуги по прокату съемочной техники. Поступает операторская заявка, мы ее обрабатываем, проверяем бронь, составляем сметы.       

Затем согласовываем стоимость с заказчиком, механики готовят съемочные комплекты, и мы отдаем их на съемки. Технические пробы, общение с операторами, с заказчиками, проведение переговоров – все это тоже наша работа. Мы обязаны предоставить исправное оборудование на съемки и обеспечить его техническое сопровождение во время съемочного процесса.

— Вчетвером?

— Да, вчетвером.

— А у Вас много техники? 

— Да, в нашем арсенале очень много как осветительных приборов, так и оборудования для первичной звукозаписи, съемочной и вспомогательной техники, различной оптики и др. Одних только приборов теплого света около четырехсот штук. Основой любого съемочного комплекта, понятно, является кинокамера, и наш набор оборудования позволяет покрыть потребности нескольких крупных проектов одновременно. При этом мы постоянно отслеживаем технологические изменения по всем направлениям.

— То есть фактически Ваши сменные дежурные и Вы постоянно на связи? 

— Да, безусловно, мы всегда на связи с заказчиком. В процессе съемок случаются поломки или сбои оборудования, замены или доборы. 

— А как сложилась Ваша личная жизнь? Ваша жена связана с киноиндустрией?

— Нет, жена у меня медик. У нас трое детей, кстати, месяц назад родился сын.

— Поздравляю.

— Спасибо. В этом году с женой мы будем отмечать 15 лет семейной жизни. 

Так получилось, что наш брак подвергся испытанию уже на второй день. Я был в очередной экспедиции, и меня отпустили на собственную свадьбу. Мы поженились, и через два дня я опять вернулся к съемкам. Вот такая чисто киношная история. 

— И как жена относилась к Вашей работе в первые годы, когда Вы девять лет мотались по съемкам?

— Ждала, а как иначе. Как верная жена. Для нее это было не в новинку, когда мы встречались, я уже работал в кино. 

— А какие у Вас хобби? Существуют ли какие-то увлечения, не связанные с работой?  

— Очень люблю велосипед, у меня их три. Катаюсь до первого снега и детей приучаю. Зимой – лыжи, потому что еще в школе занимался пулевой стрельбой и биатлоном. Но это все на любительском уровне. Хожу в музеи и на фотовыставки – люблю МАММ на Остоженке, галерею «Люмьер», играю в компьютерные игры, встречаемся с друзьями, в свободное время читаю книги, хожу в кино. 

— Играете в компьютерные игры? Папа троих детей? 

— Очень редко, если нахожу время. 

— А какое Вы кино смотрите? 

— Стараюсь смотреть скорее развлекательные фильмы. То, что выходит в широком прокате, но очень выборочно, не все подряд. Не люблю социальные драмы, которые так любят в Европе. Мне это не близко. Для меня кино это все-таки развлечение, если это не старые советские фильмы.

— А свои фотографии не пытались нигде выставлять?

— Нет. Я считаю, это не тот уровень.

— В каком жанре Вы фотографируете?  

— Портреты очень люблю, также мне близка документальная съемка, пейзажи. Все, где есть настроение в кадре.

— У Вас должен быть свой богатый архив.

— Фотографий очень много, как в любой семье, где есть дети. Всегда хочется поймать «тот самый момент» и не пропустить ничего важного. Сейчас любой может почувствовать себя фотографом – камера есть в любом смартфоне, нажал и загрузил.