Отгремели фанфары прошедшего главного спортивного события этого лета, отзвучали речи, отпразднованы победы и свыклись с поражениями. Что нам оставил в наследство прошедший Мундиаль?

Журнал «Техника кино и телевидения» № 8 2018 (700)
Рубрика «Телевидение. Спорт»

Для специалистов всегда было интересным, а как же все это было сделано, особенно, если неподготовленным взглядом кажется, что все было легко и непринужденно?

Прежде всего нужно отметить, что событие было проведено на высочайшем техническом и организационном уровне. Все счастливы: и болельщики, вновь открывшие для себя Россию, и команды и, конечно, победители, завоевавшие на ближайшие четыре года главный футбольный трофей. Выдохнули и заслуженно расслабились организаторы действа, хотя и до сих пор удивляются молчанию телефонов и отсутствию сотен привычных ежедневных писем.

Казалось бы, что же можно еще придумать и чем удивить в телевизионном показе уже до дыр изученной игры, которую мы видели еще на кадрах черно-белой хроники? Несмотря на кажущуюся легкость показа, решались сложнейшие организационно-технические задачи и очень часто с помощью нестандартных решений, авторами которых были в том числе и российские специалисты и компании.

Немного о подготовке, которая началась более чем за шесть лет до события. Не буду останавливаться на организационной стороне вопроса, которая потребовала гигантской работы, которая включала в себя в том числе и принятие законодательных решений на уровне государства, а остановлюсь на некоторых технических решениях.

Стало уже общим местом говорить, что цифра проникла во все сферы телевизионной деятельности: и профессионалы и телезрители уже давно пользуются цифровыми технологиями в съемке и передаче сигналов, и мало кто задумывается, что в современном телевизионном производстве до сих пор оставались островки аналогового телевизионного производства. Всем хороша «цифра», только вот один ее недостаток, который, как всегда, является продолжением достоинств, победить не удавалось. Это задержка в доставке видеосигнала при использовании компрессии. И самым болезненным этапом была доставка и распространение сигналов матча комментаторам на трибунах. В силу того, что комментаторы находятся непосредственно на зрительских трибунах, занимая, кстати, одни их самых лучших мест, они видят непосредственно игру своими глазами, а также комментируют картинку на экране монитора. И для минимизации отличий ТВ сигнала и реальности, для распространения картинки для сотен комментаторов до недавнего времени использовались исключительно аналоговые ВЧ модуляторы, распреды и простые аналоговые телевизоры. И все бы хорошо, но качество аналоговой картинки (а раздавалась картинка SD!) было совершенно неприемлемо для «звенящей» четкости цифровой эры. В этом отношении прошедший мундиаль стал этапом окончательного отказа от аналогового сигнала в производстве. Наконец-то, современная технология компрессии достигла того уровня, когда при сохранении высокого качества изображения, общая задержка доставки сигнала с учетом задержки ТВ приемника и компрессии, не превысила 220 мс, что стало приемлемо с точки зрения комментаторов, которые, наконец, получили возможность комментировать под HD картинку высокого качества. И очень отрадно отметить, что компания, поставлявшая это решение, включая систему компрессии, была российской.

Еще одним знаменательным событием на прошедшем мундиале было активное использование концепции remote production. Причем, не только в части production самих матчей, но также и просто remote services. International Broadcast Centre (IBC), который располагался в павильонах Крокус Экспо в Москве, не только стал местом традиционного централизованного приема и обработки сигнала со всех стадионов, местом базирования технологических и студийных комплексов иностранных вещателей, но также и местом централизованного формирования многочисленных телевизионных и аудио сигналов для распространения на всех стадионах чемпионата. Уже много раз говорилось в спортивной прессе, что впервые была официально использована технология Video Assistance Referee (VAR). Но мало кто знает, что те самые судьи в полутемной комнате у мониторов, которых представляли в начале каждой трансляции смотрели матчи в IBC в Москве, даже несмотря на то, что матч проходил в Самаре или Калининграде. Это стало возможным благодаря повсеместному использованию скоростных дуплексных каналов связи между стадионами и IBC. К слову сказать, общая мощность каналов связи, связывающих стадионы и IBC, предоставленных Мегафоном превысила 1230 Гбит/c.

Еще одним знаковым сервисом, предоставляемым по технологии remote service, был центр удаленного перевода. Чемпионат этого года впервые использовал общий ресурс для переводчиков на более чем 12 языков, который во время пресс-конференций в городах проведения матчей все это время находились в IBC и синхронно переводили.

Кроме того, все, что происходило на видеотабло стадионов: трансляция матча, графика «ГОЛ!», повторы, съемки на трибунах, а так же кабельное телевидение для раздачи по стадионам и официальным отелям — все это формировалось, режиссировалось и раздавалось по городам тоже из IBC в режиме реального времени. За организацию этих сервисов отвечал Оргкомитет чемпионата и реализовывали тоже российские компании.

В чистом виде концепция remote production была широко использована и вещательными компаниями. Так, компания Telemundo (латиноамериканский холдинг NBC), широко использовала удаленный доступ своей основной штаб-квартире, находящейся в Америке, таким образом, что комплекс IBC в Москве был в одной производственной среде и все материалы, которые поступали со стадионов в России сразу были доступны в режиме реального времени в основной штаб-квартире. Емкость арендованных каналов для передачи таких массивов только для Telemundo превышала 20 Гбит/с. А суммарная мощность каналов из России на весь мир превышала 250 Гбит/с. Таким же образом и другие вещатели использовали широкополосные каналы связи, чтобы дистанционно контролировать и управлять камерами на Васильевском спуске и других удаленных студиях. Можно уже говорить, что концепция remote services оправдала свое применения как с технической точки зрения, так и с точки зрения финансовой. Можно только помечтать, что когда-нибудь все будет не только удаленно доступно в виде сервисов, но и будет территориально распределено. Скажем, вещатели, не выезжая из своих телевизионных центров в странах, смогут получать весь набор сигналов, как если бы они присутствовали в IBC, а выездные группы будут ограничиваться камерами с операторами и минимумом техники и технического персонала.

И, наконец, вишенка на торте: производство всех матчей в стандарте UHD/HDR 4K.

Будучи в одной прекрасной компании пять лет назад мы начали эксперименты с непонятным тогда зверем 4K. А надо отметить, что эти эксперименты начались на излете так толком и не стартовавшего 3D. Немногие были уверены в успехе 4K, еще меньше было последователей коммерческих перспектив этого нового формата, и все же, натурные эксперименты показали, что, несмотря на технические сложности и громоздкую схему с четырьмя сигналами SDI 3G, отличие от существующего качественного HD все-таки есть. Особенно если не снимать панораму и не сильно перемещать камеру во время съемки, то насладиться мелкими деталями на телевизионной картинке можно. Позднее, результат был повторен уже во время прямой трансляции Закрытия домашней олимпиады в Сочи. Но было очевидно, что недостаточно простого увеличения разрешения с 1920×1080 до 3840 × 2160, чтобы формат завоевал аудиторию и заставил бы людей потратить деньги на новые телевизоры, а вещателей сподвиг на существенную модернизацию инфраструктуры, чтобы транслировать в стандарте UHD/HDR 4K.

Но все встало на свои места, когда на многочисленных выставках проводили демонстрации 4К с HDR. И Dolby Vision и другие воплощения HDR четко показывали, насколько это направление, вкупе с UHD 4K становится тем драйвером и триггером потребительского спроса на качественный ТВ контент. Однако вопрос о том, где же взять это качественный контент был, как всегда, проблемой курицы и яйца. Все понимали, что только знаковые спортивные события могли стать таким поворотным моментом. И вот, после проб вещания в 4К на финальной стадии на предыдущем Чемпионате в Южной Африке, на Чемпионате мира в России были проведена работа и осуществлена не только съемка, но и трансляция всех матчей в режиме 4К/HDR. Были решены колоссальные по своей сложности задачи по одновременному формированию сигналов 4K и 1080p с тем, чтобы они были доставлены в IBC и вещателям без компрессии. Кроме того, предложенные компаниям-владельцам прав сервисы полного цикла позволили без существенных вложений в инфраструктуру и в кратчайшие сроки сделать возможным просмотр зрителями сигналов 4К/HDR в максимальном качестве на современных телевизорах. Говоря о современных способах вещания нужно особо отметить успешный запуск онлайн вещания чемпионата от Первого канала. Не являясь традиционным спортивным вещателем, Первый канал смог не только красиво показать матчи через традиционный эфирный сервис, но и блестяще справился с задачей показа Чемпионата в digital средах, причем во всех возможных форматах на всевозможных устройствах, в том числе и в 4К HDR. Имея возможность смотреть матчи Чемпионата с трибуны и, честно говоря, не будучи большим поклонником футбола, я был совершенно потрясен качеством и насыщенностью телевизионной картинки 4K/HDR с потрясающим звуком Dolby Atmos, которую смотрел на телевизоре через OTT приложение Первого канала. В моем понимании, отличие картинки 4K/HDR от стандартного HD такое же, как в свое время отличалась картинка HD от стандартной картинки SD.

Очень хочется, чтобы с развитием альтернативных способов доставки сигнала UHD HDR, таких, как ОТТ, телевизионный рынок получил бы очередной мощный импульс развития. При этом, в выигрышной ситуации оказываются не только производители бытовой электроники (как мы видели в случае с попыткой раскрутки вещания 3D), но и все вещатели и зрители. Для вещателей вложения в производство UHD контента должно быть скомпенсировано отсутствием вложений и поддержки дорогостоящих сетей распространения. А установившийся в последнее десятилетие симбиоз вещательных компаний и телеком операторов позволит последним получить конкурентное преимущество в части предоставления новых видов контента и сервисов для конечных потребителей.

Подытоживая, можно сказать, что у FIFA, Оргкомитета и компаний-организаторов Чемпионата получился удачный и действительно революционный, с точки зрения технологии, проект.  Можно было еще долго и с большим удовольствием обсуждать съемку и прямую трансляцию 8К от NHK с потрясающим  звуком 22.2, технические реализации трансляций Чемпионата в VR, говорить о применённых, в том числе и для российского вещателя технологий мобильного и WEB вещания от компании DeltaTre и других немаловажных сервисах, которые позволили состояться событию мирового уровня в России. Но особенно хотелось бы отметить, что очень большое количество телевизионных сервисов на этом событии было предоставлено российскими компаниями, на оборудовании собственного производства и на собственном программном обеспечении. И термин «цифровой» примерили на себя не только международные гранды и поставщики, но и отечественные компании, например, Тракт, с помощью их оборудования IP интеркома работала еще одна российская комппания, которая формировала более 20 каналов внутреннего телевидения. Я знаю, что некоторые из российских компаний уже получили предложение работать и далее на следующих Чемпионатах. Мы в нашей вещательной тусовке привыкли с недоверием относиться к продуктам и технологиям отечественного производства, но прошедший Чемпионат показал, что российские  продукты и сервисы  не только конкурентны и применяются внутри страны, но и востребованы в производстве наиболее ответственных спортивных событий, как прошедший этим летом мундиаль. Никто не будет спорить, что современное направление развития телевизионного производства – это только IP и IT инфраструктура. Все со страшной скоростью катится к TV as IT service и будет на 100% зависеть от программистов и их продуктов. И здесь Россия, которая всегда славилась своей программистской школой,  должна занять лидирующие позиции в приложениях для ТВ производства и распространения ТВ и медиа сигналов.

Одним словом, мундиаль закончился, но послевкусие осталось совсем не грустное, а хочется пробовать еще и еще.