Интервью с директором дирекции телекоммуникаций и связи ВГТРК Вячеславом Горячкиным.

Журнал «Техника кино и телевидения» № 7 2017 (687)
Рубрика «Тема номера»

– Где Вы родились? Из какой Вы семьи? Была ли Ваша семья связана с миром телекоммуникаций и связи?

Мама работала на междугородней телефонной станции электромехаником. Так что с телефонией, в принципе, связана. Папа – инженер-электрик, работал на заводе. Родился я в Одинцово. Там же закончил школу и поступил в 1979 году в московский политехникум им. Подбельского на факультет телевидения и радиосвязи.

– Каким образом определились с выбором?

Вообще изначально я хотел стать летчиком. Недалеко от дома – аэропорт Внуково, самолеты приземлялись и взлетали каждый день прямо над головой. И в детстве я много летал с родителями, поэтому и возникло такое желание. Однако на 16-летие друзья подарили мне макет Останкинской башни. Думаю, что в итоге она как раз и сыграла свою роль в выборе вуза и направления. Однако мечта взлететь осталась до сих пор! Надеюсь, она осуществится.

– А Вы полную школу закончили?

Я закончил десятилетку, после чего пошел в техникум, где проучился четыре года, там же работал лаборантом в лаборатории автоматики. Летом 1981 года у нас была практика на телевидении, я работал на ПТС электромехаником. Шел первый послеолимпийский год, и все ПТС-ки были совсем новые. В 1982 году пошел в армию, два года провел в погранвойсках.

– Если не секрет, в каком округе служили?

Выборг. Таможня, КПП.

– То, что у вас специальность электромеханика, никого не волновало?

Да, совершенно никакой связи не было.

– Получается, Вы пошли в армию в 21 год? Жестко.

Может, кому-то и жестко, а мне – нормально (смеется).

– А после техникума не могли сразу поступить в институт?

Нет, я защитил диплом в техникуме, и меня в этот же день забрали в армию. Пришла повестка, так что я даже сам диплом не получал, мне потом просто передали его. Так и получилось, что после защиты вся группа поехала ко мне на проводы. Когда вернулся из армии в 1984-м, поступил во Всесоюзный заочный институт связи. Направление, опять же, – телевидение и радиосвязь.

1994 год

– А где работали одновременно?

Пошел работать на ТТЦ в Останкино, но не на ПТС, а в аппаратную. Там работал «Кадр-3ПМ». Помните такие? У меня даже есть запись 1994 года, где мы сделали маленький сюжет о нашей работе. В аппаратной мы занимались записью, монтажом и «хоккейным вариантом». Даже сейчас существует это понятие, хотя многие не знают, откуда пошло название «хоккейный вариант». Сейчас поясню. Обычно хоккейный матч транслировался перед программой «Время», которая всегда начиналась строго в 21:00. Матч мог затянуться больше программного времени, а сдвигать информационную программу нельзя. Поэтому, чтобы показать окончание матча, необходимо было записывать окончание хоккея маленькими кусочками, минимум семь минут, и параллельно воспроизводить ранее записанный кусочек. Минута давалась на синхронизацию в начале отрезка и минута – в конце, и так каждые пять минут. Самое сложное – это синхронизация двух «Кадров-3ПМ» за одну минуту. Параллельно на этих же кадрах я освоил монтаж, что тоже очень непросто. Изучил работу АСБ и аппаратных озвучания. Потом пошли Betacam’ы, затем в 90-е годы я перешел на Московскую телерадиокомпанию. Там уже работал монтажером: сначала простой монтаж на «паре», потом сложный монтаж, а затем мне предложили стать организатором ПТС.

– За это время Вы, естественно, уже получили высшее образование?

Да, конечно: шесть лет заочного института, диплом на тему «Передача звука по волоконно-оптическим линиям связи». У меня был кусочек волоконно-оптического кабеля, с которым мне сказали обращаться очень аккуратно, чтобы не потерять и не повредить его до защиты, в то время он был единственным в институте. К окончанию института я был старшим инженером аппаратной.

– В 1991 году до внедрения оптоволокна далековато было.

Да, тогда студенты только писали дипломы на эту тему.

– Что значит «организатор ПТС»?

Это значит, что едешь на точку, договариваешься со всеми службами, людьми, потом приезжает ПТС, разматывается, отрабатывает, а затем уезжает. Ты в это время занимаешься контактами с местными службами: энергетиками, осветителями, пожарными и другими, задействованными в проведении телевизионных съемок. Параллельно вел технологические вопросы организации внестудийных съемок и взаимодействия всех технических служб.

– Получается, должность на сто процентов управленческая?

Я бы сказал, организационная. Год я поработал организатором, после чего мне предложили перейти в координацию и заняться ПТС и технологией внестудийных съемок на канале «ТВЦ». В Москве проходили Чемпионаты мира, детские и юношеские игры, широко праздновался День города, а поскольку наша компания была московской, то мы организовывали съемки этих праздников: брали пять-шесть точек, везде расставляли ПТС, радиорелейные и спутниковые станции, собирали формирующую аппаратную и проводили телемосты, переклички – большую работу проводили. Организацией всего этого я и занимался. В итоге меня назначили заместителем начальника службы координации. Там я уже занялся не только ПТС, но и всем телевизионным производством: пригодился опыт предыдущей работы в аппаратных монтажа и озвучания. Прямые эфиры – это и телекоммуникации, поэтому вплотную занялся изучением этого вопроса. Ездили в большую командировку в Якутск, где «ТВЦ» осуществлял трансляции всех спортивных и культурных мероприятий Детских азиатских спортивных игр. Это были практически детские Олимпийские игры. В Якутск вылетели три ПТС из Москвы, плюс местные ПТС.

– Самолетом везли?

Да, перекинули самолетами. Стоит отметить, что ПТС весит 40 с лишним тонн плюс вспомогательный автомобиль и специальная техника.

В Якутске я уже был техническим руководителем всего проекта. В Москве тоже много работ: чемпионаты, хоккей, футбол. Затем я перешел в компанию, в которой были три, а потом четыре большие ПТС и три мобильных комплекта, и занялся только внестудийной съемкой.

– Что за компания?

«Век XXL». За время работы в этой компании осуществили много масштабных проектов, в том числе в регионах, часто ездили в командировки проводить внестудийные съемки – в частности, в Красноярск, Санкт-Петербург, Минск, Чебоксары.

– Какие самые известные проекты Вы сделали в этой компании?

Эта компания проводила много внестудийных съемок. В свое время снимала КВН. Наличие техники предполагало большой объем съемок.

Затем мне предложили перейти в ВГТРК заместителем директора дирекции координации. В координации я опять занимался технологией внестудийных съемок, ПТС-ками. Делали саммиты, особо важные программы, большие проекты – «Танцы со звездами». Через полтора года мне предложили перейти на должность заместителя директора дирекции внестудийной техники. Проводили съемки технологически сложных передач, таких как «Танковый биатлон», трансляции с Олимпийских игр из Сочи, Военно-морские парады и трансляции концерта и телемоста из Пальмиры.

В этом году перешел на должность директора дирекции телекоммуникаций и связи ВГТРК.

– Это уже совсем другое направление.

Другое, но все равно связано с моей специальностью: съемки, эфиры, ПТС; выезжаю на съемки, прихожу на ПТС. Расширилась зона ответственности, теперь отвечаю в основном за доставку сигналов и связей до потребителей.

– Зачем Вы выезжаете на съемки? Должность предполагает?

Нет, просто не могу не выезжать (смеется). Мне это интересно. А моя новая должность предполагает участие в осуществлении трансляций саммитов, международных форумов.

– Как складывалась Ваша семейная жизнь?

В 1985 году женился. Жена с телевидением не связана. Сын закончил МТУСИ и работает сейчас ведущим инженером на ПТС на канале «ТВ Центр».

– Получается, пошел по Вашим стопам. «ТВ Центр» – это же бывшая МТК.

Да. И дочь тоже работает в телевизионной компании. У нее финансовое образование, она закончила институт по этому направлению, но все равно в телевизионной сфере.

– Как у Вас происходит самообразование, самообучение?

В нашей сфере самообразовываться сложно. Только живое общение непосредственно с производителями оборудования дает необходимый эффект. Недавно к нам приходили ребята, которые рассказывали про IP-технологию. ВГТРК эту технологию широко пока не использует. Так что это даже не самообразование, а общение со специалистами.

– К общению с ними тоже надо быть теоретически подготовленным.

Я работаю с 1981 года и многие моменты понимаю. Мы занимаемся эксплуатацией оборудования, а о том, что нового появляется в индустрии, только специалисты нам и могут рассказать. Никакой профессиональный журнал не заменит живого общения. Поэтому мы приглашаем специалистов, разговариваем с ними, они предлагают нам свои варианты, а мы рассказываем, что бы мы хотели в итоге получить от нового оборудования.

– То есть вы формулируете идею, под которую они должны подогнать техническое решение?

Да. Они показывают то, что у них есть, а мы смотрим и вносим свои предложения. Тогда уже они делают изменения под нашу конкретную задачу.

– В той иерархии, в которой Вы сейчас находитесь, ваша дирекция входит под Афанасьева?

Да, дирекция входит в Производственно-технологический департамент. В дирекции три службы: служба телекоммуникаций, служба спутниковых и радиорелейных средств связи и служба связи.

– Существует ли координация с региональными ВГТРК?

Конечно, хотя это другой департамент, но мы непосредственно участвуем в эксплуатации и модернизации технических средств нашего направления. Сейчас модернизируем спутниковые станции для регионов.

– Переход на IP тоже на вас лежит?

Я думаю, что переход на IP начнется с нашей центральной аппаратной.

Андрей Писков