Интервью с генеральным директором компании «Централ Партнершип» Павлом Степановым.

Журнал «Техника кино и телевидения» № 6 2017 (686)
Рубрика «Кино. Тема номера»

– Какие качества необходимы для Вашей профессии и должности в «ЦПШ»?

Для того чтобы работать в «ЦПШ», безусловно, нужно разбираться в этом бизнесе. Очень важно обладать определенными способностями психолога. Потому что тут имеет принципиальное значение общение, так как премьеры и дистрибуция фильма всегда завязаны на человеческом факторе. Важно быть терпеливым, толерантным, уметь выслушать человека, нужно принимать быстрые и верные решения. Иначе не получится достичь нужного результата. Мое юридическое образование мне помогает.

– Вы по образованию юрист?

Да, по профессии я юрист. Мои родители не настаивали на подобном выборе, мама по профессии врач, а папа – военный. Изначально собирался быть историком, но потом вдруг осознал, что юриспруденция мне ближе и я хочу заниматься правовыми конструкциями.

– Служили в армии?

Нет, не служил. Но прошел военную кафедру и принял присягу в Таманской дивизии, где стал лейтенантом запаса.

– Что было после института?

Работать я начал с третьего курса. Первая моя должность – помощник адвоката. Затем работал в различных консалтинговых фирмах, причем как в отечественных, так и в зарубежных. После окончания института поступил в аспирантуру. В 1998 году ушел советником по правовым вопросам к первому зампреду «ВГТРК» (на тот момент там не было генерального директора, но был председатель).

Работа нравилась, правда, пробыл там недолго – ушел опять в консалтинг. В 1999 году меня назначили начальником правового управления Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. После этого все у меня стало более-менее стабильно.

– Почему переходили из компании в компанию? Все они очень разные по своей направленности.

Было интересно, хотелось попробовать профессию со всех сторон, что мне и удалось сделать. За период моей карьеры чем я только не занимался – банкротство, авторские права, судебные дела, защита чести, достоинства и деловой репутации в судах, приватизация, последствия приватизации, оспаривание приватизации и т. д. Была сильная «жажда» до любых правовых проблем, мне настолько нравилась моя профессия, что хотелось охватить все, что касалось гражданско-правовой части. Уголовными делами я никогда не занимался.

Постепенно все интересы свелись к корпоративке, медийке и интеллектуальной собственности. Это основные интересы.

– Вы еще работаете в Медиа-Коммуникационном Союзе. Как Вам удается сочетать такой огромный объем работы? И где проводите больше времени?

50 на 50, поскольку в Медиа-Коммуникационном Союзе возникают непростые и очень резонансные вопросы. Раньше, когда я занимался только «ЦПШ», мой рабочий день начинался в 10 и заканчивался в 8, теперь он начинается в 8 и заканчивается в лучшем случае в 10. Мне пришлось раздвинуть границы трудового дня для того, чтобы без потери для «ЦПШ» поместить такую важную тему, как «МКС».

Если сравнивать «ЦПШ» и Медиа-Коммуникационный Союз, то по своей основе это совершенно разные виды деятельности: один является бизнесом, а второй – агрегацией мнений и согласований позиций, которые имеют значение для огромного количества участников телеком-рынка. Поэтому мне одинаково нравятся обе эти структуры.

– Сколько длятся Ваши сутки на работе?

Есть такая поговорка: «Мы работаем 25 часов в сутки. – Но ведь в сутках 24 часа? – А мы встаем на час раньше» Действительно, трудно определить часы нашего трудового дня. Мы начинаем работать сразу, как проснулись, поскольку сегодня мы взаимодействуем не только с отечественными производителями, но и международными. Рано утром мы контактируем с азиатскими коллегами, поздно вечером – с коллегами с Запада. По каким-то вопросам мы получаем ответ и в 6 утра, и в 2 ночи. И в таком рваном режиме времени работают практически все мои коллеги.

– Что самое сложное в работе?

Понять, чего хочет зритель. Часто бывает, что нам фильм нравится, а в прокате он не собирает и не дает долю на телевидении. В то же время малоинтересный, с нашей точки зрения, фильм дает значимую кассу в прокате. И это связано с тем, что российский зритель более сложный по своему составу, работать с ним непросто. Я уверен, что уровень компетенции у наших соотечественников значительно выше, чем у зрителей других стран. Наши киноманы очень взыскательные, недоверчивые, иногда бывают капризными, до последнего не знаешь, чего от них ожидать. Мы не навязываем зрителю свое мнение, но пытаемся до него донести интересные вещи. Не знаю, согласятся ли мои коллеги, но, на мой взгляд, это самое сложное в нашей общей работе.

– Как Вы решаете вопрос, если на рынке до премьеры фильма появляется пиратская копия?

Вся наша работа направлена на снижение употребления пиратского контента. Для отслеживания у нас есть свои ноу-хау, это первое. Второе – у меня отличная команда, при этом мы не ограничиваемся нашими усилиями, привлекаем сторонние организации, специализирующиеся на работе с нелегальным контентом. Выстраиваем отношения с Роскомнадзором и Министерством культуры, они нам помогают, так как наши цели едины. Потребление должно быть легальным, хотя до сих пор трудно бороться с зеркалами и появлением экранки. В стране 3800 экранов, и каждый из них демонстрирует не один сеанс в день, поэтому несанкционированное копирование сложно предотвратить. Тем не менее мы работаем в этом направлении.

– А что Вы цените в своей команде?

Прежде всего то, что они меня терпят со всеми моими недостатками. А если серьезно, то моя команда – это очень сбалансированный коллектив, четко понимающий цели и задачи, способный решить любую задачу. Я всецело доверяю их мнению. Но это не означает, что я перестаю работать и думать над поставленными задачами. При принятии решения я опираюсь на мнение команды, оно всегда качественное и компетентное.

Коллектив формируется годами. А я пришел в компанию, в сложившийся коллектив, в феврале 2014 года. На тот момент я стал уже пятым генеральным директором за последние три года. И я прекрасно понимал, что для коллектива это непросто. Мое появление внесло изменения, но не революционные – я сам этого не хотел. Мы сохранили нормальный ритм работы, научились сотрудничать. В целом мы справились, и у нас отличная команда.

– Есть ли секреты или уловки, чтобы добиться своего?

Интересно, никогда не задумывался над этим вопросом.

Первое – в переговорах всегда нужно говорить правду, второе – проговаривать все до конца, чтобы после не вышло недопониманий. Поэтому я всегда следую следующему принципу: пока обо всем четко не договорились – соответственно будем считать, что мы ни о чем и не договаривались. А что касается уловок – самыми эффективными становятся те, которые основаны на знании и опыте.

– Недопустимая ошибка в Вашем деле.

Не навредить репутации компании. «Централ Партнершип» исполнился уже 21 год. Компания является игроком международного уровня. Поэтому стараемся не допускать никаких ошибок.

– Среди такого объема работы нашлось ли в Ваших 25 часах время для семьи?

С семьей я всегда в выходные, праздники и в отпуске.