Интервью с журналистом Матвеем Ганапольским, ведущим канала «Прямой», Украина.

Журнал «Техника кино и телевидения» № 3 2018 (695)
Рубрика «Телевидение. История»

В детстве моя любовь к радиотехнике и электронике имела чисто утилитарный характер. Я рано сообразил, что кроме того мира, который создает в нашей квартире радиоточка, кроме маршей и песен про родной колхоз существует еще нечто, что можно познать, к чему можно прикоснуться с помощью большой радиолы, стоящей в углу. Как-то я включил ее и стал вращать ручку. Загорелась зеленая лампочка настройки, и мне вдруг стали открываться невероятные миры, языки, неслыханные мелодии. Я впервые покинул границы своего колхоза и улетел, увидел в своем воображении неизведанное и далекое. Именно радиоприемник дал мне ощущение тайной свободы. Я стал другим, у меня появились любимые друзья, люди, голоса, исполнители. Позже родители купили рижский приемник ВЭФ. Оказалось, что чем лучше аппаратура, тем больше свободы. Вот так техника стала моей страстью на всю жизнь. Поэтому когда мы выбирали оборудование для канала «Прямой», я активно в этом участвовал.

У нас здесь открытое пространство, и рельсы проходят по всей студии. Мы купили камеры, которые работают без операторов, они автоматические, управляются джойстиком. Да, эта камера стоит больших денег. Мне говорили, она может стоить и 15 тысяч долларов. Но самое главное, что у нас нет операторов, которые должны стоять за этими камерами, как мой сын, знаменитый в России оператор-постановщик, стоял за вот этими «рогами», или, как говорят професионалы, «за плугом», получая небольшую зарплату и бесконечно жалуясь на жизнь.

То есть можно сказать, что это все-таки бюджетно?

Безусловно. В том-то и дело: если не воровать и не положить половину себе в карман, а у нас довольно жестко за этим следили, то получается экономически выгодно. Понимаете, вместо десяти профессиональных камер, смотрящих во все стороны, мы имеем камеру Samsung, которая дает 360 градусов, плюс стереозвук, плюс автофокус, плюс качество 1080, еще и автоматически регулирует громкость. Я уверен, что скоро появится следующая 4К, и она тоже будет бюджетна. Дело в том, что если бы телевизионная техника стоила очень больших денег, то произошла бы другая, техническая антиреволюция, которая многим остудила бы головы.

Конечно, 4К это хорошо, ты видишь волосинку на герое… Но когда столкнулись с тем, что фильм занимает 30 гигабайт и на его скачивание нужно бесконечное количество времени или нужно покупать дорогущий Blu-ray диск, то люди вдруг поняли, что качества 720 вполне хватает. Вот у меня огромный телевизор, просто огромный. Да, я ощущаю разницу между разрешениями. Но когда я вижу, что фильм сделан в 4К (а я пират такой, я скачиваю торренты), я никогда в жизни его не скачаю, потому что этот процесс будет длиться много часов.

Про технологии

Поэтому, возвращаясь к каналу («Прямой» ред.), мы, конечно, купили эту технологию второго экрана и так далее, но мы прекрасно понимаем, что люди мало этим будут пользоваться.

Сейчас Украина решает для себя мучительный вопрос, переходить ли ей к стандарту DАB, к цифровому радио. Запад весь перешел, в Америке работают на subcarrier, там одна частота и четыре радиостанции. Например, у меня приложение, и в этом приложении все радиостанции, все в идеальном звуке, все в цифре. Сейчас еще в Украине появится LTE и, я надеюсь, 4G. И сейчас уже, вот пожалуйста, я прочитал на техническом сайте, что выпустили процессор, который обрабатывает 5G.

Как будет идти технический прогресс, я даже не знаю, сложно прогнозировать.

Про «Прямой»

Вы создали самый дешевый современный канал?

Да.

И вы планируете заработать на этом?

Реклама пошла. Если у нас будут хорошие рейтинги, то у нас будут рекламодатели.

Это коммерческий проект изначально?

Конечно, а что же идеологический? Все, конечно, считают, что наш канал Порошенко из своего кармана кормит конфетами, но если бы это был чей-то канал, такой вот, где есть идеология, то на этом канале не было бы ни меня, ни Киселева, ни многих… вообще нашей команды не было бы.

То есть это открытая информация?

Абсолютно. Владелец канала приходит сюда, смотрит по сторонам удивленно и говорит: «Ну вы даете, надо будет сделать здесь свой кабинет». То есть это человек, который никак не связан ни с политикой, ни с идеологией, это человек бизнеса, который хочет заработать. При открытии он сказал: «Я готов написать обязательство и подписать с коллективом договор о невмешательстве в редакционную политику».

Все-таки Вы титульное лицо этого канала, вы вели переговоры с ним, то есть он инвестировал под вас?

Абсолютно нет. Я не знаю, инвестировал ли он под меня или Киселева, под наш тандем, но тут вообще собрались достойные люди. Но, с другой стороны, конечно, мотором этого канала является Алексей Семенов, продюсер, который делал и 112-й, и канал News One.

То есть вся ваша команда как бы мигрировала сюда?

Очень многие перешли. Просто он очень приятный и очень творческий человек.

Он вел переговоры с вами и с инвестором?

Совершенно верно. Но я не занимаюсь финансовыми вопросами.

Но у вас стоит задача независимо существовать, зарабатывать деньги?

Это обычная бизнес-задача. Дело в том, что мы журналисты, да, но мы работаем на бизнес-задачу, нас пригласили и сказали — вот у тебя будет передача, обеспечь, пожалуйста, в ней рейтинг, чтобы приходили рекламодатели. Вот я и обеспечиваю. Знаете, в Украине очень много всяких конспирологических теорий и всяких фраз типа «зрада».

Пару слов о том, где мы находимся.

Это 24-й этаж центра «Парус». Здесь расположена эфирная аппаратная, студийная аппаратная, есть еще серверная. Здесь же находится пульт режиссеров. Все сделано из самого современного оборудования. Рядом сидят журналисты, которые готовят новости, и редакторы вечерних программ – нашей программы «Разом», программы Евгения Алексеевича Киселева, передачи Мыколы Вересня, моей программы «Эхо Украины» в двух частях. Видна красивая панорама города.

В административном блоке трудятся ребята из бухгалтерии, административные и гостевые редакторы

Матвей Юрьевич, спасибо за интервью!

Любите «коробки», цепляйтесь… Время уродских «Запорожцев» и «Жигулей» исчезло, машина работает так: ключ вставил, повернул и она едет. Вы-то понимаете, что в ней есть мотор, но если откроете, вы можете его и не узнать. То же самое телефоны. Вы даже не знаете, из чего он состоит, как оно все работает, и прочее, и прочее. Поэтому немного нас осталось любителей «коробок», любителей того, где есть какие-то ручки, где можно что-то соединить, настроить, подстроить, выставить. Пожелаю всем удачи!

Игорь Ткаленко, Александр Ярош, «ТКТ-Украина»