Интервью с учредителем компании «Системный дом «Деловые партнеры» Эльманом Имамкулиевым (ТКТ 8/676 2016)

Вы открыли бизнес в сложном 2012 году. Как было принято такое решение?

В 2012 году отличное время было. Я и моя компания легко пережили этот кризис, в отличие от экономических катаклизмов 1998 и 2003–2004 годов.

 

Как Вы попали в армию?

Я в армии с 14 лет. Мои родные не имеют к армии никакого отношения, пойти в военное училище – это был мой личный выбор. Учился в специализированной военной школе им. Нахичеванского в Баку. В 1988 году окончил Черниговское высшее военное авиационное училище летчиков, летал на истребителях, потом попал в Германию. В 1993 году вернулся в Россию и поступил в Военно-воздушную академию им. Гагарина. Когда писал рапорт о направлении в академию, командир полка в шутку посоветовал записаться еще и в отряд космонавтов. Я не растерялся и написал: «Прошу отправить меня в Военно-воздушную академию Гагарина или в отряд космонавтов». И я тогда не шутил и действительно готовился отправиться в космос. Было бы интересно посмотреть на Землю из космоса.

 

Вы одновременно развивались и по военной линии, и по комсомольской?

Да. Я был делегатом XIX съезда и членом бюро ЦК, когда учился в Азербайджане. Еще Леонид Ильич Брежнев живой был, это один из его последних съездов, а Зюганов тогда был секретарем ЦК, я его хорошо помню. Я был обычным школьником-кадетом, и судьба так распорядилась, что меня избрали.

 

Что значит «судьба распорядилась»? Вы же помните те времена, когда все сидели и прятались под стол избирали только тех, кто хотел, чтобы его избрали.

Нет, вы знаете, хотели многие. Я помню, человек 20 наших кадетов в парадной форме водили на собеседование в ЦК, а строгие политработники должны были выбрать кого-то одного. Несколько дней выбирали, возили нас группами в ЦК. Я пришел на собеседование, захожу в комитет, там лейтенант и представитель из ЦК, который сказал: «Вот этого заберите тоже». Я переоделся в парадную форму и уехал. В ЦК со мной беседовали, расспрашивали: «Как учишься?», «Кто родители?»

 

А происхождение у вас какое? Попадало под те стандарты?

Не совсем. Отец – инженер с высшим образованием. Поэтому каждый раз, выступая на трибуне, я говорил, что я сын строителя. Слово «инженер» не произносилось. Очень ярко помню это время. Очень хорошее время. Я из простой семьи, и даже мечтать не мог о том, что в 15 лет я буду входить в Кремль на съезд партии. Дома все говорили на русском языке, даже мои родители-азербайджанцы. Родился я в Казахстане, мой отец целину поднимал.

 

А после окончания Академии как развивалась карьера?

После окончания Академии меня назначали начальником штаба в Чите. Но это был период развала, дикого и резкого сокращения. Читинский полк тоже попал под сокращение, и меня в самый последний момент перекинули в Москву, в штаб экспериментально-исследовательского управления военно-воздушных сил авиации и автоматизацией управления воздушного движения. Так началась моя научная карьера.

Я занимался разработкой руководящих документов, касающихся воздушного движения военной авиации. Защитил диссертацию. В 2010 году уволился из ВС РФ, устроился в компанию, которая работала с телевидением. В то время израильские компании вводили на рынок свои терминалы и пытались их продвигать в России. Я начал работать с ними, стал директором направления. Ушел с головой в это дело, и мне предоставили возможность полностью выкупить компанию.

Не скажу, что быстро включился в это направление, связь – не совсем та область, в которой я работал. Но после того как я стал развивать компанию и заниматься сбытом своей продукции, мне сразу стало понятно, как это можно применить в армии, МВД, МЧС. Я знал ситуацию изнутри, поэтому сразу предложил свое оборудование силовым структурам. Правда, с силовиками тяжело работать – нужно пройти большую бюрократическую машину. И пока ты ее проходишь, продукт успевает устареть. С телевидением проще – они быстрее берут и осваивают новое оборудование. Телевидение – немного другой мир, но мне с ним легко работать. Контакты нарабатываются достаточно быстро. Тем более что у нас нет конкурентов в области производства отечественного оборудования.

В прошлом году я обращался в российские ведомства и органы государственной власти, о том, что наш продукт нужен везде. На данный момент МЧС и Федеральная таможенная служба активно используют или тестируют наше оборудование. В любой области пригодятся наши решения, тем более, что продукт российский.

Начиная работу над оборудованием, мы понимали, что придется преодолеть многие трудности, но нам удалось полностью справиться с поставленной задачей.

Сейчас у нас накопилось достаточно большое количество интересных идей и проектов, которые ждут своего воплощения. Как и у большинства других компаний, решающий вопрос для всех начинаний – вопрос финансов. Я не являюсь сторонником работы, основанной на кредитовании, поэтому компании удается реализовывать новые проекты исключительно по мере возможностей. Большим преимуществом такой политики является и то, что мы можем позволить себе не сокращать штат и сохранять рабочие места за высококвалифицированными специалистами, настоящими профессионалами своего дела.

 

Вы счастливы?

Однозначно да. Мне интересно работать в этой сфере. У меня прекрасная семья. Дочь – научный сотрудник в Институте Востоковедения Российской Академии Наук и скоро должна защищать диссертацию.

Дарья Куркина