Интервью с Михаилом Дынкиным, заместителем коммерческого директора представительства «Хермле ВВЭ АГ»

Журнал «Эксперт. Металлообработка» № 05 2017.
Рубрика «Персона номера»

Михаил Леонидович, где Вы родились и получили высшее образование?

Я родился в Москве в научно-инженерной семье. Мои родители, бабушки и дедушки также родились в столице. Часть моих родственников занимались научной деятельностью, мама занималась компьютерными технологиями, а отец был архитектором.

После школы я окончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА).

Hermle AG («Хермле АГ») немецкая компания, основанная в 1938 году в г. Госхайме. Один из крупнейших мировых производителей фрезерных станков и обрабатывающих центров.

Парк станков Hermle по всему миру насчитывает более 18 тыс. машин, продукция компании используется во многих сферах, в том числе в медицинской, оптико-механической, авиационной и автомобильной промышленности. В России официальным дистрибьютором компании является ООО «Хермле-Восток», организованное в 2005 году в Москве.

Российское представительство предлагает продажу, сервис и обучение клиентов по изделиям Hermle и их автоматизации. Кроме того, компания располагает филиалами в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге.

Чем был продиктован Ваш выбор профессии?

По окончании физико-математической школы передо мной открылось несколько дорог. И одной из них было поступление на механико-математический факультет МГУ. Тем не менее, я поступил в МИРЭА, довольно успешно учился и получал повышенную стипендию. Моей специализацией были ЭВМ.

После этого я год проработал в академическом институте, и в то время начала формироваться компания «ГАЛИКА АГ» (Прим. ред.: Российское представительство компании GALIKA AG уже 30 лет поставляет на отечественный рынок широкий спектр высокотехнологичного оборудования для металлообработки, представляя более 40 станкостроительных фирм из Европы и США).

В офисе компании ООО «Хермле-Восток» в Москве

Как Вы попапи в компанию «ГАЛИКА АГ», а затем оказались в Hermle AG?

Руководитель швейцарской компании GALIKA AG набирал команду в российскую компанию. Его менеджер по подбору персонала заметил меня на одной из научных конференций и пригласил на собеседование. Наверное, им нужна была молодая перспективная рабочая сила. Так я и начал свою карьеру в «ГАЛИКА АГ» 1989 году.

Мои родственники с большим удивлением отнеслись к моему решению уйти в коммерческую фирму. Я пошел не определенные риски, но мне это было интересно. В то время эта компания занималась новыми для России технологиями. В ее структуру входило небольшое торговое представительство и  довольно крупный технический центр, где я стал заниматься САПР.

После этого события развивались довольно динамично, руководство компании отправляло нас на обучение в Швейцарию, Германию: для тех времен это было просто невероятно. Что позволило мне приобрести добротное техническое образование, и я стал более глубоко заниматься САПР.

В определенный момент в номенклатуре «ГАЛИКА АГ» стали появляться серьезные фрезерные машины и 5-координатные станки. И я стал серьезно вовлекаться в это направление.

В 1999 году компания стала поставлять оборудование Hermle AG, и я полностью посвятил себя этому бренду. Сначала мне было это интересно с точки зрения работы с САПР, а затем с точки зрения продвижения и продаж.

В 2005 году «ГАЛИКА АГ» и Hermle AG разорвали отношения, ввиду того «ГАЛИКА АГ» стала тесно сотрудничать с их прямым конкурентом – концерном Georg Fischer. И когда в 2005 году руководство Hermle AG основало представительство в России,  часть сотрудников из «ГАЛИКА АГ» перешли в ООО «Хермле-Восток». С этого времени я являюсь частью этой компании. И 99% моей работы в компании – это продажи оборудования.

Как выстраивалась работа компании «Хермле ВВЭ АГ», когда Вы в нее вступили?

Когда мы выделились из «ГАЛИКА АГ», никаких проблем не возникло, хоть и мера моей ответственности поменялась. С 1989 года «ГАЛИКА АГ» запустила активные продажи импортного оборудования в России. До этого на отечественном рынке этого никто не делал. Так получилось, что я лично был знаком со многими специалистами, которые этим занимались. И с некоторыми из них мы даже перешли на уровень семейного общения.

Вы знали всех в лицо, но почему тогда Вы не остались в «ГАЛИКА АГ» или не открыли свой собственный бизнес? Почему из трех возможных вариантов Вы выбрали карьеру в «Хермле ВВЭ АГ»?

90% людей из моего окружения организовали собственные компании, которые сейчас широко известны в индустрии. Но я не хотел разрывать отношения с Hermle AG, мне было интересно и приятно с ними работать. С насиженного места я ушел в компанию, бизнес которой разворачивался с нуля.

Вы давно сотрудничаете с иностранными производителями, насколько Вам легко вписываться в текущий стиль общения и тенденции на рынке?

Нелегко. Но, с другой стороны, я начинал работать в советское время и знаком с реалиями ушедшего времени. Сейчас возвращение традиционных советских алгоритмов и попытка все монополизировать очень мешают.

В нынешний момент многие игроки рынка мыслят не масштабно и смотрят лишь на один ход вперед. Невозможно выполнить государственный оборонный заказ без современного оборудования. Необходимо развивать собственное станкостроение и производство, но этого нельзя достичь банальным копированием импортных образцов.

Не секрет, что отечественные производители пытаются копировать импортные станки, которые легче всего поддаются этому. Мы знаем, что «изюминка» современных станков не в «железе», а в программных технологиях. Можно поставить мощные приводы, супер точные направляющие, но без софта эта система не будет работать. И в России этого никто не делает. Из нашего общения с ведущими отечественными технологическими вузами складывается ощущение, что им интересна только аппаратная часть. Программными разработками занимаются немецкие гранды, но мы не можем опираться исключительно на зарубежные решения.

Догонять всегда легче. Поэтому необходимо серьезно развивать в России это научно-техническое направление.

Каким образом можно активизировать развитие программных разработок для металлообрабатывающей индустрии?

Благодаря государственной поддержке. И это неизбежно придется делать.

Что сейчас представляет из себя компания Hermle AG?

Hermle AG – один из лидирующих мировых производителей фрезерных станков.Швейцарское представительство компании отвечает за продажи и обслуживание станков в странах бывшего СНГ.

Компания Hermle AG выпускает около тысячи станков в год, около 500 из которых остаются в Германии. Из чего можно сделать вывод о высокой емкости немецкого рынка. Это частная компания, владелец которой ведет дальновидную политику, инвестирует значительные средства в новейшие разработки и всегда находит новые резервы развития. Что мне, как продавцу оборудования Hermle AG, всегда очень импонировало.

Пользовательский интерфейс станков Hermle с годами меняется незначительно, в отличие от внутренней «начинки» оборудования. Станки  Hermle всегда остаются на вершине технологического прогресса. И я осознал это, еще работая в «ГАЛИКА АГ». Жизнь коротка, и нужно потратить ее на то, что тебе поистине интересно. А оборудование Hermle как раз предоставляет такую возможность.

В октябре 2015 года на международном инвестиционном форуме в Сочи «Хермле АГ» и Правительство Ульяновской области заключили итоговое соглашение о локализации производства немецкой компании в России.

Документ закрепил обязательства инвестора по строительству на территории индустриального парка «Заволжье» станкостроительного комплекса, включающего завод по сборке станков, шоу-рум для демонстрации оборудования, центр ремонта и технического обслуживания техники. Также планируется создать специальный центр для обучения технических специалистов работе с оборудованием Hermle. Инвестиции в проект на первом этапе составят 400 млн руб.

Сегодня в Ульяновской области создается полноценный станкостроительный кластер, в скором времени здесь будет сформирован индустриальный парк поставщиков ведущих производителей станкостроительной и машиностроительной отраслей.