Интервью с техническим директором компании «Первый ТВЧ» Дмитрием Малашонком (ТКТ 7/675 2016)

– Как Вы пришли в профессию?

Это получилось почти случайно. Я работал в службе IT в компьютерном центре, а в 2006 году, когда я находился в поисках новой работы, наш нынешний генеральный директор Николай Орлов предложил мне приступить к новому проекту – организации телекомпании. Можно сказать, что я работаю в компании «Первый ТВЧ» с момента ее основания, когда все только начиналось. Когда я начинал работать, здесь было всего четыре человека, приходилось строить все с нуля.

В то время я пробовал снимать на видеокамеру спортивные соревнования и, естественно, по роду своей работы занимался IT. Этот опыт помог мне вникнуть в суть дела на моей новой должности в телекомпании. Моя должность на первом этапе – главный инженер, а когда сформировалась отдельная техническая служба, я стал ее руководителем. Спустя какое-то время название должности видоизменилось на «технический директор», но, по сути, я всегда занимался одним и тем же – развитием технической инфраструктуры компании.

 

Как сейчас происходит работа на «Первом ТВЧ»?

Компания «Первый ТВЧ» занимается производством платных тематических телевизионных каналов. Мы продаем их кабельным и спутниковым операторам. Важно отметить, что мы не занимаемся ретрансляцией, а сами полностью производим контент: либо закупаем программы, либо снимаем и формируем передачи. Начинали мы с организации вещания, постпродакшна и собственного производства. Постепенно у нас появились подразделения подготовки контента и контроля качества.

С самого начала по отношению к контенту от наших поставщиков мы разработали высокие требования, в одно время они стали особенно жесткими. Само собой, мы выдвигали их постепенно, по мере того как сами росли. Дело в том, что мы в телевидение пришли немножко с другой стороны. Обычно телевизионные компании двигаются к IT, а мы, скорее, начинали со стороны IT. По этой причине у нас сложился не вполне традиционный взгляд на телевидение, в телевизионные премудрости мы вникали постепенно. Наша работа началась в декабре 2006 года, за прошедшее время у нас появились собственная производственная структура и вещательная площадка в Москве, где работает более десятка вещательных серверов. В Санкт-Петербурге мы создали крупную техническую площадку, на которой производим и храним контент. Обе наши технологические площадки в Москве и в Санкт-Петербурге связаны основным и резервным каналами связи.

После начала вещания пришлось озаботиться вопросом мониторинга. Мы решили задействовать несколько способов: через спутник и наземные IP-каналы. Также пришлось решать вопрос «полицейской записи» вещания, ведь по российским законам, да и по законам любого государства вещатель обязан определёеное время на сервере хранить то, что он производит и выдает в эфир, чтобы всегда можно было предъявить фактические данные в случае спорных ситуаций. Однако эти записи служат и для других целей. Так, когда к нам поступают замечания по проблеме с эфиром, зная дату и время, мы можем проверить с помощью записей с сервера, что же происходило в тот самый момент в эфире, повторить картинку для себя и разобраться, была ли проблема, имеющая к нам отношение, или это неполадки с распространением сигнала. В зависимости от того, что мы там увидим, мы можем дальше предпринимать какие-то действия.

Сейчас наша компания средняя на рынке, мы не гиганты, как центральные федеральные каналы. У нас чуть больше 100 человек в штате. На каждый из своих каналов мы снимаем порядка 8–10% контента; конечно, количество собственных программ зависит от канала. Съемочным процессом занимается наш продакшн. У нас есть собственная студия, есть выездные бригады, которые ездят по стране и за рубежом. Поскольку мы используем зарубежный контент, у нас есть собственная служба дубляжа, которая занимается его переозвучиванием и подготовкой русской звуковой дорожки.

Одно из новых направлений, развивающихся в компании, – «Игровой проект» – создание игр, тематически связанных с каналами.

В современный состав технической службы, которой я руковожу, входит отдел по подготовке контента к вещанию, отдел технического контроля, отдел управления эфиром, который занимается мониторингом и управлением вещательным оборудованием, и собственно техническая дирекция.

Первый "ТВЧ"

Фото из личного архива

– Сколько человек у Вас в подчинении?

В подчинении – порядка 30. В основном, все молодые ребята. Штат не раздут. Плюсы этого заключаются в невысоких финансовых затратах, минусы – в отсутствии возможности оперативно решать некоторые задачи. Сейчас, например, у нас решается вопрос по переносу вещательной площадки, и практически все старшие специалисты службы работают над этим проектом, не остается времени на что-то еще. Большая часть технической службы – это специализированные отделы подготовки контента, контроля качества и управления вещанием.

Мониторингом эфира занимается отдельное подразделение – отдел управления эфиром. Это круглосуточная непрерывная работа в режиме 24 на 7. Новых сотрудников в штат набираем только при крайней необходимости, в основном стараемся справлять силами уже работающих специалистов.

 

Что Вам больше всего нравится в своей работе?

Компания развивалась с нуля у меня перед глазами. А это очень вдохновляет, когда начинаешь дело, прилагаешь усилия, а потом видишь результат.

Кроме того, я перешел в «Первый ТВЧ» из государственной структуры. Разница между косными госструктурами и подвижными коммерческими организациями очень заметна: если там мы в большей степени занимались написанием бумажек, а затем годами ждали, когда же эти бумажки начнут работать, то здесь мы быстро планируем, и если план подтверждается, то практический результат видно довольно быстро.

 

– Какие задачи перед Вами ставит руководство?

Задачи все, как правило, нестандартные. Как ни смешно звучит, самая стандартная задача – это запустить новый телеканал. Этот процесс у нас отлажен: известно какое оборудование нужно приобрести, на сколько требуется увеличить системы хранения и так далее.

Среди недавних интересных задач был, например, запуск 4К-вещания. «Первый ТВЧ» является первой в России компанией, которая вывела на рынок 4К-продукт – телеканал Insight. Правда, в настоящее время это не совсем наш канал – это результат нашего партнерства с голландской компанией. Вещание выполняется у них, а мы делаем русский звук. Тем не менее здесь, в России, мы полноценно этот канал представляем, передавая сигнал для вещания спутниковому оператору «Триколор». Это задача была сложна по многим причинам. Во-первых, трудно было наладить взаимодействие наших и иностранных команд в технических аспектах, на коммерческом уровне и т. д. Во-вторых, приходилось выполнять согласование разных стандартов вещания. Возникало очень много вопросов. Например, по поводу того, что в России используется определенный алгоритм возрастной маркировки каналов, т. е. каждый канал должен указывать в своих программах, для какого возраста они предназначены, а в Голландии эта же система устроена иначе. В-третьих, нам надо было понять, какое у голландцев используется оборудование, как оно работает и как на нем можно передавать сигнал.

«Самая стандартная задача это запустить новый телеканал»

Чуть раньше мы решали задачу нормирования звука. Тогда все каналы, вещающие через спутникового оператора «Триколор», приводились к одному уровню звука, чтобы не было резких скачков при переключении с канала на канал. Мы долго обсуждали, какой диапазон будем выбирать, по каким нормативам будем это делать, какие характеристики будем измерять, чтобы знать, что будет являться адекватной оценкой уровня звука. На данный момент у нас весь контент проходит предварительную нормализацию, мы прогоняем его через специальный процессор, который выравнивает звук. Это кажется простой задачей: пропустил файл через него – и на выходе имеешь файл с одинаковым уровнем звука, но на самом деле это не так. Во-первых, там пять дорожек, по каждой из них не должно быть превышения диапазона. Сам диапазон может быть разным, в зависимости от типа канала. Например, фильмовый канал, на котором может быть и полная тишина, а могут быть взрывы, шумы. Если мы все загоним в узкие рамки, то будем слышать ватный обрезанный звук. Нашей задачей было обеспечить лучшее качество восприятия. И, конечно, вопрос рекламы. Многие рекламодатели пытаются завысить уровень звука на собственной рекламе. Со всеми этими вопросами приходилось бороться: формировать требования по тому, как должен выглядеть рекламный контент, затем настраивать наше оборудование, чтобы оно регулировало уровень звука на отдельных дорожках, и прогонять весь контент через это оборудование. Это очень большой объем работы.

Одним из наших последних проектов стал переезд в новый офис. Его тоже решала техническая служба. Переезд начинали в мае 2015 года. К сентябрю в новом офисе мы проложили до 40 километров одного только кабеля «витая пара»: сконфигурировали внутренние сети для наших подразделений, сделали центр приема телесигналов, повесили тарелки, положили плавающие полы в студиях дубляжа. Было использовано множество решений, которые мы никогда, в общем-то, до этого не использовали. В августе месяце мы сюда переехали. Сейчас у нас выполняется другой переезд – перевод вещательной площадки в Москве, там тоже все очень жестко по срокам.

Первый ТВЧ

Фото из личного архива

– Какие планы у компании?

Постоянная техническая поддержка уже вещающих каналов. Необходимо поддерживать их работу безостановочно и безаварийно.

Постепенное обновление оборудования. Постепенное увеличение системы хранения. В скором времени нам потребуется обновляться. Пока мы просто докупаем новые модули, но, возможно, вскоре придется капитально обновлять систему или переходить на какую-нибудь новую.

Точно так же с парком съемочного оборудования. Сейчас мы подошли к стадии, когда аппаратура устарела морально и технически, есть смысл обновлять. С этим же связаны наши планы с 4К – мы понемногу планируем канал 4К превратить в полноценный канал со своим собственным вещанием. Но для этого нужно новое съемочное и монтажное оборудование, которое будет готово к съемкам 4К. Согласно принятому у нас подходу оборудование нормально работает около пяти лет, дальше оно либо выходит из строя, либо больше времени нужно на его техническую поддержку, у него устаревают функции. По этой причине у нас происходит непрерывная модернизация.

 

– Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития рынка?

Несколько лет назад в моде был 3D-формат. Но развивать данное направление не получилось, так как пользователь не может постоянно находиться у экрана в очках. Это ему неудобно. Сейчас весь рынок говорит о 4К – телевидении сверхвысокой четкости. Мне кажется, это более реальное направление для современного телевидения. Мы выпустили первый канал в России, который поддерживает данный формат, чтобы прощупать почву, чтобы узнать, интересует ли это российский рынок. И мы убедились – интересует!

Скорее всего, ультра-HD очень быстро придет на смену высокому разрешению. Но сейчас все опасаются в него вложиться, потому что если для конечного пользователя это вложение просто в телеприемник, то для вещателя – вложение во всю инфраструктуру.

 

– Через сколько времени, по Вашему мнению, 4К будет в каждом доме?

Лет через 5, я думаю.

 

Справка

Дмитрий Малашонок родился 16 августа 1968 г. в Мурманске. В 1996 г. окончил Балтийский государственный технический университет им. маршала Советского Союза Устинова в Санкт-Петербурге.

С 1996 г. последовательно работал младшим научным сотрудником и научным сотрудником Института межфазных взаимодействией РАЕН. В 1998 г. в должности старшего научного сотрудника перешел в Институт высокопроизводительных вычислений и баз данных (ИВВиБД). В конце того же года был назначен руководителем отдела системной интеграции Суперкомпьютерного центра ИВВиБД, в которой работал до декабря 2006 г.

С декабря 2006 г. – главный инженер и руководитель технической службы ЗАО «Первый ТВЧ».

Анна Пышненко