Интервью с генеральным директором компании Grass Valley в России Александром Богаткиным (ТКТ 8/676 2016)

Александр, какое у Вас образование?

Я окончил московскую школу. После поступил в Московский электромеханический институт связи МЭИС. На выбор вуза повлиял ряд причин. Во-первых, преемственность. Моя мама проработала 40 лет на 471-й телефонной станции инженером. Во-вторых, я с 9-ти лет играл в хоккейной команде «Локомотив» (Москва). В качестве центрфорварда играл за молодежный «Локомотив» против ЦСКА с Могильным и Федоровым. А институту нужна была хоккейная команда. Наш тренер, очень известный человек в хоккейных кругах, чемпион мира Виктор Васильевич Цыплаков, находился в хороших отношениях с кафедрой физкультуры в институте связи. Он отдал им две пятерки игроков, в одну из которых входил и я.

Все мои партнеры по команде поступали на факультет «автоматизация предприятия связи (АЭС)». А я спросил совета у мамы, куда мне идти. Ее ответ был очевиден: только не АЭС, так как это было совсем не прогрессивное направление развитие связи – практически почтовые услуги. Я послушал ее совета и пошел на МЭС (многоканальная электросвязь). Так как школу закончил с отличием, то сдавал всего лишь два экзамена, получив «отлично» и «хорошо». Остальные мои коллеги по хоккейной команде сдавали все экзамены. Они, к слову, поступили на факультет АЭС.

После первого курса нас всех забрали в армию. Я отслужил два года солдатом в войсках ПВО, защищал московское небо. В 1989 году вернулся на второй курс в свой университет, его за это время переименовали в МТУСИ.

 

В армии играли в хоккей? На какой позиции?

Играл за местный деревообрабатывающий комбинат в Тверской области. Несмотря на это, служил на боевом дежурстве без каких-либо привилегий.

К сожалению, хоккейная карьера у меня не удалась. Мой клуб не был среди топовых, и хоккей у руководства не являлся главным направлением. Сейчас вообще не существует хоккейной команды «Локомотив (Москва)».

Я всегда играл нападающим. До сих пор мне все говорят в индустрии: «Богаткин, ты настоящий центрфорвард!» У меня очень много энергии, все время рвусь вперед. Иногда стоило бы присесть и спокойно оценить ситуацию, но, нет, не могу – рвусь всегда в бой. Я очень командный игрок, и у меня множество направлений деятельности: я руковожу, раздаю пасы, делегирую, совещаюсь. Работа в команде – это прежде всего доверие друг другу. Каждый понедельник утром у нас совещание, где мы обмениваемся информацией, думаем, как победить и не проиграть, а если и проиграть, то сделать это надо очень быстро, чтобы не тратить нервы и время…

 

После армии сложно было продолжать учиться?

Два года в войсках дали о себе знать. Но мы выдержали, и в 2003 году я окончил институт. После института в течение года искал работу. В 2004 году попал в компанию «Элогар Инжиниринг» – это системный интегратор, известный в прошлом, откуда вышло много отличных специалистов. Это хорошая школа жизни, которой я отдал десять лет. Начинал с сервисного инженера. Мой первый проект больше заключался в логистике – мы доставляли оборудование в «РИА Новости», а запускали его уже иностранные специалисты – наши еще не были обучены таким новейшим технологиям. Затем меня отправили на обучение в Англию, с чего все и началось.

Наша компания стала заниматься спутниковыми/кабельными телекоммуникациями и компрессией видеосигналов, успешно поставляя системы многоканальной компрессии на ведущие телеканалы России. Например, мы установили первые системы компрессии на НТВ.

Также мы первые в нашей стране ставили многоканальные системы автоматизации Drake Automation (впоследствие Drake Automation стала частью Haris – сейчас İmagine).

Проработав 10 лет в «Элогар Инжиниринг» и дойдя до уровня директора департамента по телекоммуникациям, я получил предложение от телекомпании Thomson Multimedia. Так как в «Элогаре» я достиг уже потолка развития, то решил перейти в Thomson, которая в тот момент как раз покупала Grass Valley.

Александр Богаткин

Фото из личного архива

В каком году это произошло?

Летом 2004 года я был приглашен в московское представительство Thomson Multimedia / Grass Valley менеджером по продажам в России и СНГ.

В то время французский монстр производил все – от телевизионных камер до передатчиков, телевизоров и всевозможных бытовых приборов, и скупал всех. Как вы, может быть, помните, Thomson поставлял цветные системные видеокамеры для Олимпиады 1980 года в Москве!

В России продажи шли очень успешно. В 2004 году оборот нашей компании составлял всего $100 тыс. А после компания начала делать миллионы. Вещатели увидели в нас потенциал, так как все продукты Thomson Grass Valley высочайшего качества. Например, мы единственные в Европе делаем системные вещательные камеры. Наша фабрика находится в городе Бреда в Голландии.

В 2006 году компания Thomson Grass Valley впервые в истории была привлечена FIFA для организации освещения проходившего в Германии Чемпионат мира по футболу в формате High Definition. Это огромный успех компании, который мы продолжили в 2010 году в Южной Африке. Значимые спортивные события практически всегда используют наше оборудование и решения.

В какой-то момент Thomson провели реорганизацию. Во-первых, продали наше вещательное направление, оставив себе только компанию Technicolor (post production). Во-вторых, разделили наш бизнес на три части. Подразделение Thomson Video Networks стало заниматься компрессией, Thomson Broadcast – эфирными передатчиками, классическая вещательная часть Thomson осталась в Grass Valley, где я сейчас и работаю.

Решение о распределении принималось в США и во Франции. Для нас было загадкой, где кто останется, и своего рода лотереей со счастливым билетом.

Я очень хотел остаться в Grass Valley, так и получилось. Я люблю быть на передовой съемок и телевидения. Не в телекоме, где кабели и телекоммуникационные интерфейсы, а именно общаться с творческими людьми. Для меня в этом бизнесе студийные камеры – самое привлекательное.

А после того, как Thomson в 2010 году продал нас инвестиционному фонду Francisco Partners под брендом Grass Valley, те в 2014 году перепродали нас корпорации Belden. Теперь мы тоже монстры, так как Belden сам производит все телекоммуникационное оборудование, включая эталонные для телевидения и коммуникаций кабели. Мы можем реализовать любые инфраструктурные решения для нашей индустрии. Сейчас, например, оборудуем стадионы под Чемпионаты мира по футболу. В 2013 году наша компания ставила рекорды по продажам камер и микшерных пультов перед Олимпиадой 2014 года в Сочи. Стали «чемпионами» мира, продав за год 300 студийных камер в России. Реализовали огромный проект с ТТЦ «Останкино», который заключил с нами рамочное соглашение на 100 камер. Все студии ТЦ «Останкино» оборудованы камерами LDX на CMOS-матрицах Grass Valley и микшерными пультами Karrera.

 

Что Вы цените в своих сотрудниках?

Команду формировал я сам, у нас очень интересные сотрудники. Обычно я оцениваю людей по нескольким критериям. Первое – это заряженность, моторность. Мне приятно работать с молодыми сотрудниками, всегда стараюсь помочь сделать им карьерный рост. Второе – знания в индустрии, потому что без профессионалов мы никогда не достигнем успеха.

 

А где Вы берете людей со знаниями?

Рынок очень узкий. Я ходил в институт связи, набирал из телекомпаний по рекомендациям моих знакомых, искал людей на выставках, в региональных телекомпаниях. Например, уже 7 лет со мной работает сотрудник, переехавший из Ярославля, которого я заметил на выставке – он вырос до настоящего профессионала.

Проводя собеседования, я обращал внимание, насколько глубоко человек пытается вникнуть в продукты и решения. Кроме профессионализма, на одном из первых мест – коммуникабельность и умение работать в команде. Индивидуалисты внутри коллектива могут привести к краху всю компанию.

 

А Вы готовы работать с теми, кто постоянно «взбрыкивает», но Вы знаете, что если строить отношения правильно, то будет результат?

Характеры у всех разные, иной раз возникают очень сложные моменты. Я всегда пытаюсь найти общий язык с талантливыми людьми, сглаживаю и нивелирую острые углы. Пытаюсь быть гибким и коммуникабельным, стараюсь всегда понять человека, прежде чем принимать какие-то решения.

 

Александр Богаткин

Фото из личного архива

Как видите в обозримом будущем развитие технологического рынка? Куда, на Ваш взгляд, он пойдет к 20–30-м годам?

Телевидение будет развиваться в направлении ультравысокой четкости. За этим потянется способ доставки и обработки сигнала.

Пределы UHD сейчас сложно спрогнозировать. Возможно, наш глаз не сможет воспринимать 8К или 10К. Недавно на выставке NAB 2016 на одном из стендов смотрел 8К. Честно, у меня закружилась голова – слишком четко для человеческого глаза, даже не пойму, как это смотреть. Но в тоже время когда чисто случайно переключился дома на аналоговое телевидение, оказалось, что и его не могу смотреть – какой-то «снег» на экране, нет четкости. Обратной дороги нет, HD уже стал реальностью.

Телевидение будет переходить в мобильные интерактивные виды получения сигнала и будет доступно везде (под землей, в воздухе, в автомобиле и т. д.). Молодежь перестала смотреть линейное телевидение, сейчас в ходу компактные компьютеры, планшеты и телефоны. И самое главное для нас как лидера в технологиях – доставить сигнал на эти носители. Технологии будут идти в направлении OTT, VOIP, VOD и какого-то симбиоза из этого всего. Именно поэтому сейчас у меня на лацкане пиджака значок альянса AIMS – наша корпорация уже работает в этом проекте. Все глобальные лидеры индустрии вступили в альянс, чтобы доставлять некомпрессированные медиафайлы по IP.

Альтернативы нет. Медный кабель постепенно умрет. Останется оптика и IP-доставка. Мировые ритейлеры уже заставляют нас покупать UHD-телевизоры, от этого никуда не денешься. Недавно слышал об интересной ситуации в Казахстане, где человек купил UHD-телевизор. В магазине на телевизоре ему показали деморолик, он впечатлился качеством и четкостью картинки. Пришел домой, подключил технику и увидел на одной четвертой экрана SD-картиночку, так как многие телеканалы еще вещают в SD. Естественно, он очень расстроился. Как вы видите – есть огромный разрыв между предложениями на бытовом уровне и вещательными технологиями, которые требуют огромных инвестиций для организации производства и доставки сигнала до потребителя.

 

IP предполагает появление бесконечного числа маленьких низкобюджетных вещателей, правильно?

Каждый может открыть свой канал: periscope, youtube – и моментально набрать подписчиков и зарабатывать деньги на этом. Некоторые youtube-пользователи уже имеют рейтинги выше, чем у ряда телеканалов.

Действительно, вещатель сейчас уходит в более низкий сегмент. Сегодня мы, Grass Valley, работаем на топ-вещателей. Но начинаем двигаться именно в средний класс. Кроме этого, все сейчас уходят в «облака». И у нашей компании есть решение – Stratus Play-out, который работает из Microsoft Azure.

 Успех компании Grass Valley заключается в том, что мы работаем 24 часа в сутки. И все наши продукты очень высокого качества.

Вы управляете офисом только по России или по странам СНГ в том числе?

По России и по странам СНГ. 12 стран, которые объединяет один язык, но в силу политических реалий совершенно разных по менталитету и ситуации…

 

А Вы не хотели с позиции центрфорварда переместиться на позицию тренера и открыть свое дело?

Думал несколько раз, но начиналась очередная реорганизация, в которую я оказывался вовлечен, либо стартовал очередной большой проект, который я не мог бросить. Наш бизнес – кривая синусоиды, а именно: выборы, Олимпийские игры, Чемпионаты мира. Мы не работаем на коробочные поставки, каждый проект длится минимум год: «НТВ Плюс» на лондонской Олимпиаде, сочинская Олимпиада или, например, прошлогодний проект «Матч ТВ». Я не могу уйти в тот момент, когда на меня делают ставку.

 

Как сложилась ваша семья?

Отлично. Я женился в 1996 году. У нас трое детей. Старшему сыну 19 лет, он учится в РУДН на социологии и дополнительно получает профессию переводчика с английского языка. Я был немного шокирован его выбором, если честно. Он с 4-х лет играл в хоккей. Каждый день мы вставали в 6 утра, в 7 начинались тренировки. После детского сада, а потом и школы – еще вторые тренировки. Играл он до 18 лет, и в какой то момент я заметил, что спортивный огонь в его глазах погас. Знаете, в этом возрасте происходит резкое изменение характера людей. И тогда он нам с супругой сказал: «Я пойду на социологию» – и это парень, который играл 14 лет в хоккей… Сейчас успешно учится уже на третьем курсе.

Средняя дочь Мария была близка к золотой медали после 9 класса и сейчас выбрала себе направление 10 и 11 класса – английский язык. Младшей 10 лет, зовут Дарья, она радуется жизни и хочет сейчас идти заниматься волейболом, сама захотела. Дети у нас замечательные.

 

О чем Вы мечтаете?

Мечта у меня всегда была о семье, которая для меня на первом месте. Вырастить детей, чтобы у них все хорошо сложилось. Оставить им что-то, чем бы они гордились, в частности, в реализованных мною и нашей командой проектах.

 

Справка:

Александр Богаткин родился 9 апреля 1969 г. В 1993 г. окончил Московский Технический Университет Связи и Информатики (МТУСИ). Работу в области телерадиовещания начинал с должности сервисного инженера, работая в компании «Элогар Инжиниринг». Покинул компанию в должности директора департамента телекоммуникаций.

В 2004 г. был приглашен в московское представительство Thomson Multimedia / Grass Valley на должность менеджера по продажам в России и СНГ. В январе 2007 г. назначен директором московского представительcтва Thomson Multimedia / Grass Valley. В августе 2009 г. назначен генеральным директором компании «Томсон» Grass Valley. В настоящий момент работает в компании «Grass Valley Россия».

 

Дарья Куркина