Интервью с руководителем технической службы компании «Москва Медиа» Николаем Анненковым (ТКТ 7/675 2016)

— Начнем с Вашего образования. Где Вы учились?

В 1974 году закончил Московский авиационный техникум, факультет автоматики и телемеханики. Сразу же пошел служить в СА. В 1976 году, после службы в рядах вооруженных сил, волей судьбы и случая попал в телевизионную отрасль: в Телевизионный технический центр отдела передвижных средств телевидения ПТС. Поступил во Всесоюзный заочный политехнический институт «ВЗПИ». Учился и одновременно работал. Подобная практика применялась в телевизионной отрасли довольно широко и очень приветствовалась. В отдел ПТС попал в самое интересное время, когда споро осуществлялся массовый переход на цветное вещание. Все оборудование и техника, на которой мы работали, были импортного производства — нас охватывала гордость за приобретённые передвижные станции французского концерна Thomson и немецкого Bosch. В 1976 году эта техника являлась самой передовой. Мы все с огромным энтузиазмом осваивали её. Тем более в этот момент в стране шел широкомасштабный переход на цветное вещание, и наша компания с большим увлечением работала в этом направлении.

Я проработал в отделе ПТС до 1996 года. Занимал должность начальника смены старшего инженера ПТС. После началась перестройка. И в силу определенных обстоятельств я перешел работать на интересный канал, который только открывался – «Всемирный русский канал. Русское телевидение». Где занимал должность начальник отдела ТЖК.

— Какова была концепция канала?

Концепция канала заключалась в вещании на все страны СНГ и за рубеж для русскоязычного населения, живущего за пределами Российской Федерации. В самой России мы не транслировали. Сейчас в таком режиме работают многие центральные каналы на русском языке. Мы начали первыми. Это была частная компания, бурно развивающаяся. Но в 1998 году, когда грянул дефолт, она прекратила свое существование.

 

— Куда Вы пошли работать после?

Я был приглашен на должность технического директора в частную телевизионную компанию, занимающуюся не вещанием, а телепроизводством. Называлась она «СКИП Медиа». Мы производили различную телепродукцию: от документальных фильмов до сериалов. В последнем случае, правда, чаще выступали в роли субподрядчиков. Также наша компания занималась телефорумами – ежегодными конкурсными программами производителей стран СНГ и регионов по России.

В «Строим медиа» проработал до 2005 года. Сначала в должности технического директора, после занял должность генерального директора. В том же году я был приглашен на телеканал «Столица» на должность заместителя технического директора. И с 2005 года по настоящее время работаю в этой структуре. В 2011 году стал руководителем технической службы «Москва Медиа»

Николай Анненков

Фото из личного архива

— А что самое сложное в вашей работе?

Я вижу всего лишь две сложности. Первое — симбиоз творчества и техники. Второе — работа с людьми и понимание того, что телепроизводство — единая технологическая цепочка, в которой нет мелочей. Если выпадает мельчайшее звено, то рушится весь проект. Но в тоже время работа достаточно интересная и увлекательная. С 70-х годов телевизионная отрасль сделала невероятный скачок. Впереди еще больше интересных вещей. Сегодня сложно даже предположить, какова будет дальнейшая судьба классического телевидения; и как оно сможет конкурировать с IP и мобильным телевидением; и какие аналогичные сервисы куда более интересные, чем IP-технологии, могут появится. Пока много вопросов остаются без ответов.

 

— Как Вы видите дальнейшее развитие классического телевидения?

На этот вопрос очень сложно ответить четко и точно. Безусловно классическое телевидение будет дальше жить. Какая-то часть останется в классическом варианте — информационный блог, ток-шоу, программы развлекательного характера. Но уже сейчас классическое ТВ может предложить интересные вещи: смарт-тв, телевидение по запросу или запись интересующих программ. Это все будет иметь свою нишу. В тоже время современное IP-телевидение будет развиваться дальше.

В конечном итоге мы работаем на потребителя. А наши зрители разные и по возрастному уровню, и по интересам, и по задачам, которые перед они собой ставят. Каждый зритель найдет свою нишу, удовлетворяющую его потребности. А задача специалистов и аналитиков в области телевидения обеспечить существование этих ниш.

— Радио умирает и не пользуется спросом. Не думаете ли Вы, что такая же ситуация сложится с телевидением?

Угасание интереса к классическому телевидению действительно наблюдается в крупных городах. Но Россия  это же не только большие города.

Мне приходится ездить по регионам и там такой тенденции я пока не наблюдаю. Сейчас в нашей стране завершается очень важный этап цифрового вещания, тогда решится много вопросов, связанных с охватом регионов.

Николай Анненков

Фото из личного архива

— А команду людей Вы сами себе набирали?

Когда я пришел на «Столицу», команда специалистов уже была собрана. Естественно, я не стал ломать стиль их работы. Только немного перенаправил его в более интересное для меня направление. Со временем вносились коррективы, но сам костяк оставался прежним. Специализация у нас узкая, специалисты с улицы приходят редко, все мы вращаемся в одной и той же отрасли. Например, я часто встречаю коллег, с которыми расставался 10-15 лет назад. И мне снова приходится с ними пересекаться по роду деятельности.

 

— Ради чего Вам пришлось отказаться из-за профессии?

Телевизионное производство — это особенный мир, в котором достаточно сложно строить семейные взаимоотношения в виду временных рамок, ненормированного графика работы. Нет такого, что пришел на работу строго в 9 утра и в 6 вечера ушел. Не говоря уже про выходные и праздники, когда у людей отдых, а у нас основная работа. Например, освещение гражданских панихид в советские времена – первого, кого я проводил в последний путь, в прямом эфире, на Красной площади был маршал Баграмян. А закончил последним генеральным секретарем.

На бытовом уровне было сложно выстраивать крепкую семью. Первая жена была не из телевизионного мира и не понимала всех тонкостей.

 

— Но семья сложилась?

Да, безусловно. Сложилось все очень хорошо, но не с первого раза. Моя жена раньше работала в телеиндустрии и понимает все нюансы. У нас не возникает разногласий в этой сфере.

 

— Чем занимаются Ваши дети?

Не все дети пошли по моим стопам. Мой сын работает в телевизионной индустрии. И сейчас он стоит на перепутье, куда ему идти дальше. Поскольку он еще молод, ему хочется строить карьеру, но в какой именно сфере, до конца не определился. Поэтому сейчас он размышляет, оставаться ему в этой области или нет.